На главную

Алексеевское

В Москве старое и новое соседствуют буквально повсюду. Так, улица Космонавтов, Ракетный бульвар, аллея Космонавтов, улица Академика Королева — соседи не только древнего Останкина, но и старинной московской местности Алексеевское — бывшего села Алексеевского.

Самое приметное и запоминающееся место Алексеевского сейчас — это живописный холм на правой стороне проспекта Мира (буквально напротив Аллеи космонавтов) с прекрасной церковью XVIII века Тихвинской иконы Богоматери на его вершине. От когда-то достаточно большой улицы Церковная Горка, проходящей по холму, остался ныне лишь небольшой отрезок; практически единственный почтовый адрес по улице Церковная Горка — дом 26а: под ним и значится этот храм и относящиеся к нему строения.

Что же касается топонима Алексеевское, то в современной Москве он сохранился в названиях двух улиц — Новоалексеевская и Староалексеевская, станции метро «Алексеевская» (с момента создания в мае 1958 года и до октября 1966 года она именовалась «Мир», затем долгое время — «Щербаковская», в честь партийного и государственного деятеля сталинского времени А. С. Щербакова, лишь в 1990 году сменив мемориальное имя на связанное с историей Москвы — «Алексеевская»), а также в названиях муниципального округа и нескольких магазинов.

История бывшего села Алексеевского и его наименования известна читателям гораздо меньше истории Сокольников, Медведкова или, например, Преображенского, посему расскажем о нем подробнее.

Многие факты стали более доступными благодаря разысканиям московского краеведа и историка К. А. Аверьянова, редактора-составителя многотомного издания (вышедшего, увы, мизерным тиражом и в более чем скромном полиграфическом оформлении) «История сел и деревень Подмосковья XIV—XX вв»..

По мнению К. А. Аверьянова и некоторых других специалистов, история села Алексеевского восходит к концу XIV века, ибо оно упомянуто как «деревня Олексеевская» в первой духовной грамоте князя Василия I. В этой духовной грамоте, в частности, упоминались «на Москве село Буиловское и с Олексеевскою деревнею». Ранее она и некоторые другие близлежащие селения принадлежали известному боярину второй половины XIV века Федору Андреевичу Свибло. Это необычное прозвище Свиблый, означавшее «шепелявый», дошло до наших дней в названии местности Свиблово и даже в наименовании станции метро «Свиблово».

Владельцам деревни были поочередно: толмач-переводчик митрополита Митяя, бывшего духовника князя Дмитрия Донского, имевший редкое прозвище Буило (отсюда ясно происхождение имени села Буиловского, к которому, как тогда говорили, «тянула» деревня Алексеевская); боярин Федор Свибло; дьяк Андрей Ярлык, служивший митрополиту Ионе; московский Чудов монастырь (которому Андрей Ярлык в середине XV века передал деревню в память о своих родителях).

В исторических документах Алексеевское появляется снова уже в XVII веке — и под двойным названием: «Копытово, Алексеевское тож». К. А. Аверьянов предполагает, что новое название населенный пункт получил по фамилии вкладчика Чудова монастыря, жившего в XVI веке, Захария Васильевича Копытова. Скорее всего, Захарий Копытов получил селение в обмен на один из своих вкладов в Чудов монастырь, поскольку вотчина эта была от монастыря довольно далеко и управлять ею было сложновато.

Известна историкам и речка Копытовка, правый приток Яузы, именовавшаяся еще и Трепанкой. Она текла именно здесь, в Алексеевском. Речка была не маленькая — более пяти километров длиной. Сейчас увидеть ее практически невозможно, ибо почти на всем своем протяжении Копытовка забрана в коллектор. Несмотря на это можно назвать некоторые ее ориентиры: исток — в районе Бутырской улицы, затем она протекает под Огородным проездом в районе Марьиной рощи, под Звездным бульваром, так же невидимо пересекает проспект Мира и далее течет под улицами Ярославской и Бориса Галушкина. Там, где Копытовка впадает в Яузу, установлено очистное сооружение, и только там водный поток вновь вырывается на волю. В Москве немало речек, получивших свои имена по тем селениям, что стояли на их берегах, так что Копытовка, протекавшая у сельца Копытово, — не исключение: Очаково — речка Очаковка, Тропарево — Тропаревка, Лихоборы — Лихоборка, Измайлово — Измайловка, Раменки — Раменка и многие другие. Между прочим, в 1922 году по реке Копытовке получил свое название Копытовский (до этого Алексеевский) переулок, проходивший между Новоалексеевской и Староалексеевской улицами.

И вновь обратимся к разысканьям К. А. Аверьянова:

«В середине XVI в. Копытово, уже сельцо, принадлежало Путиле Михайлову, позднее запустело (и в писцовой книге 1573 года упоминается действительно как пустошь Копытово. — М. Г.), а в 1621 г. указом царя было пожаловано в поместье князю Дмитрию Тимофеевичу Трубецкому. Этот владелец села оставил о себе в отечественной истории обширную память. Впервые в истории он упоминается в 1608 г. с чином стольника. В 1610—1612 гг. участвовал в целом ряде сражений с поляками. Был сподвижником Минина и Пожарского в деле освобождения Москвы от иностранных интервентов и на время, после изгнания врагов и до избрания царем Михаила Романова, был избран главным и единственным правителем государства. За свои деяния он получил титул «Спасителя Отечества», впоследствии очистил Новгород от шведов и умер в 1625 г. воеводой в Тобольске. По описанию 1623 г., в его подмосковном поместье (Копытове. — М. Г.) стоял боярский двор, да двор людской, где жили деловые люди. При нем здесь была построена каменная церковь во имя Алексия, человека Божьего, и Копытово по храму получает второе прежнее название Алексеевское». Теперь становится понятна мотивировка топонима Алексеевское: Алексеевская церковь — село (сельцо) Алексеевское. Но какое же имя стало первоосновой названия церкви, что оно означает?

В православных святцах вы найдете несколько почитаемых церковью святых и подвижников, носивших имя Алексий: мученик Алексий Константинопольский (его память празднуется 9 августа по старому стилю); святитель Алексий, митрополит Московский и всея Руси (его память празднуется 12 февраля, 20 мая и 5 октября по старому стилю); затворник Алексий Печерский, в ближних (Антониевых) пещерах (его память празднуется 24 апреля и 28 сентября по старому стилю); Алексий, человек Божий (его память празднуется 17 марта по старому стилю).

Само имя Алексей/Алексий по происхождению греческое, как и многие наши мужские имена, например Александр, Анатолий, Аркадий, Василий, Герасим, Григорий, Евгений, Иларион, Карп, Косма (Кузьма), Леонид, Макарий, Никита, Онисим, Петр, Прокопий, Стефан (Степан), Тимофей, Федор, Харитон и другие. Все они появились на Руси вместе с приходом православия из Византии. Греческое имя Alexios в основе своей имеет слово alexo, означающее «защищать, отражать, предотвращать». Поэтому и наше христианское имя Алексей святцы обычно объясняют как «отражающий, предотвращающий».

Церковь в Копытове была построена князем Дмитрием Трубецким в честь почитаемого христианского святого Алексия, прославившегося в Риме в V веке. Почему же церковь именует его Алексием, человеком Божиим? Доподлинно известно, что родители его, знатные и богатые римляне (отец был патрицием), долгое время не имели детей. Наконец, как повествуют богословы, Бог услышал их молитву и даровал им сына, которого они назвали Алексием. Мальчик получил самое лучшее по тем временам воспитание и образование. После достижения совершеннолетия Алексий был обвенчан в Риме с «отроковицей из рода царска». Но вскоре после брачного пира молодой муж тайно оставил свой дом и на корабле уплыл далеко в Месопотамию, в город Эдессу. Там он долго молился Нерукотворному образу Господа Иисуса Христа, роздал все, что имел при себе, бедным, а сам «облекся в рубище нищеты» и стал жить, прося милостыню на паперти храма Пречистой Богородицы, совершая великий подвиг смирения. Так он провел среди нищих семнадцать лет, а родители и жена не могли его разыскать. Снискав почет и уважение в Эдессе, Алексий захотел покинуть город и уплыть в иное место, но его ждало еще более тяжелое испытание: волею провидения он оказался в Риме и нашел приют в родительском доме — как никому не известный, бездомный нищий. В житии Алексия сказано, что он еще семнадцать лет прожил неузнанным в доме отца, в смирении и терпении безропотно перенося все лишения и невзгоды на глазах горячо любящих и постоянно оплакивающих его родителей и осиротевшей супруги. И только после его смерти они узнали, кем же на самом деле был этот нищий.

После смерти вдовы князя Трубецкого в 1662 году село Алексеевское (а оно уже стало селом, поскольку в нем была выстроена церковь) было присоединено к обширным царским вотчинам, так как у Трубецких не было детей. (Не потому ли князь Дмитрий Федорович и выстроил раньше в Копытове храм именно Алексия, человека Божия, — в надежде вымолить у Бога счастье стать отцом?)

Почему село Алексеевское приглянулось царю Алексею Михайловичу? Известный москвовед А. А. Шамаро незадолго до своей смерти в одной из последних публикаций, как раз посвященной Алексеевскому, предположил следующее: «Наверное, потому что расположено было поблизости от Сокольников, где «Тишайший» так любил предаваться «птичьей потехе» — соколиной охоте, после которой можно было в новой своей усадьбе и отдохнуть, и отметить за трапезой охотничьи успехи. Наверное, и потому, что в этом селе была церковь в честь его «ангела». Но главная причина, видимо, в другом: село лежало на Троицкой дороге — на пути в Троице-Сергиев монастырь, куда очень набожный и благочестивый самодержец ежегодно ездил на богомолье. Новая вотчина очень подходила для строительства в ней так называемого «путевого дворца», в котором Алексей Михайлович, возвращаясь с Троицкого богомолья, мог бы подготовиться к торжественному въезду в первопрестольную».

А. А. Шамаро был прав в своих догадках: именно для поездок в Троице-Сергиеву Лавру Алексею Михайловичу и нужен был удобно расположенный путевой дворец в селе Алексеевском (еще один путевой дворец уже существовал к тому времени в селе Тайнинском). Дворец в Алексееевском выстроили одноэтажный, но просторный — длиной около шестидесяти метров. Из архивных источников видно, что строительство велось с размахом: например, в октябре 1673 года здесь, помимо стрельцов, трудились почти четыре сотни наемных мастеров. «Тишайший» побывал в Алексеевском в том же месяце. В 1676 году была заложена новая каменная церковь (которая должна была соединяться с дворцом переходом) — в честь Тихвинской иконы Божией Матери. К несчастью, царю Алексею Михайловичу так и не суждено было увидеть достроенными ни дворец, ни новый храм — в 1676 году он скончался. Строительство Тихвинской церкви было доведено до конца лишь через шесть лет — в 1682 году.

Самодержцы Романовы в XVIII веке мало интересовались Алексеевским, и здешние постройки стали приходить в упадок. Путевой дворец был сломан (уже в 1803 году Н. М. Карамзин описывал, как царские хоромы постепенно разрушаются), а в 1824 году разобрали и церковь Алексия, человека Божия.

Дальнейшая судьба Алексеевского была похожа на судьбу многих подмосковных сел: росло население, развивалась легкая промышленность (уже в 1890 году в Алексеевском работали семь небольших фабрик). В конце XVIII века через Алексеевское провели знаменитый Мытищинский водопровод, построили водоприемную станцию, а в 1830 году — Алексеевскую водокачку. В границы Москвы Алексеевское было включено в начале XX века.

Много воды утекло с тех пор, как на нынешней Церковной Горке возникла та самая, первая деревня Алексеевская. Не видно теперь, как прежде, с этого холма ни Ростокина, ни Леонова, ни Свиблова. А вот Останкино угадывается — прежде всего благодаря игле Останкинской телебашни.

Но все так же собирают православных колокола храма Тихвинской иконы Божией Матери, все так же многолюдно у ворот церкви по праздникам, все так же здесь ежедневно идет богослужение, по установленным дням происходит венчание, крещение. Храм этот — не просто очень интересный архитектурный памятник с аркадой, высоким двухсветным четвериком, с круговым обходом, с пирамидой кокошников и пятью главами. Он — настоящее сердце Алексеевского, и заметим, что богослужение здесь не прекращалось даже в самые мрачные годы советского периода. Примечательно и то, что кроме четырех приделов в этой церкви — преподобного Сергия Радонежского, Святителя Николая, мученика Трифона, Воскресения Христова — есть и пятый придел — святого Алексия, человека Божия.

   Древний град и посад
   Внутри Бульварного кольца
   Внутри Садового кольца
   Возле Камер-Коллежского вала
   Старинные окраины Москвы
В прошлое:
  
   Имя — история — культура
   В копилку знаний
   Антология поэзии о Москве
   Топонимический словарь
   Об авторе

Марина Цветаева

ДОМИКИ СТАРОЙ МОСКВЫ
Слава прабабушек томных,
Домики старой Москвы,
Из переулочков скромных
Всё исчезаете вы,
Точно дворцы ледяные
По мановенью жезла.
Где потолки расписные,
До потолка зеркала?


Где клавесина аккорды,
Темные шторы в цветах,
Великолепные морды
На вековых воротах,
Кудри, склоненные к пяльцам,
Взгляды портретов в упор...
Странно постукивать пальцем
О деревянный забор!


Домики с знаком породы,
С видом ее сторожей,
Вас заменили уроды, –
Грузные, в шесть этажей.


Домовладельцы – их право!
И погибаете вы,
Томных прабабушек слава,
Домики старой Москвы.


1911—1912