На главную

Ярославское шоссе

Ярославское шоссе начинается там, где заканчивается проспект Мира, — у железнодорожной платформы «Северянин», за путепроводом, переброшенным через железную дорогу, и переходит в Ярославское шоссе, продолжающееся до самой кольцевой автодороги. До образования проспекта Мира Ярославское шоссе брало свое начало от Рижского вокзала, точнее — от Крестовского путепровода.

В старину эта дорога на северо-восток называлась еще и Переяславской, а после утверждения опричнины — Слободской, но недолгое время.

Древний город Ярославль — «двоюродный брат» Москвы, ее важный сосед и приметный географический ориентир. В столице есть сейчас и Ярославский вокзал, и гостиница «Ярославская», и Ярославская улица (раньше их было несколько, но теперь они носят новые имена — как, например, улица Кибальчича, называвшаяся до 1965 года 1-й Ярославской).

Старинный Ярославль начинается с того места, которое и по сей день именуется Стрелкой. Нарицательное слово стрелка часто встречается в русской топонимии. Так принято называть мыс, длинную косу при слиянии двух рек. Есть стрелка и в самом центре Москвы — там, где Москва-река разделяется на два рукава, основное русло и Водоотводный канал. А ярославская Стрелка, образованная впадением реки Которосль в Волгу, а также рукавом Которосли, проходившим по дну Медведицкого оврага (запомним это название, нам еще предстоит к нему вернуться), стала именно тем местом, где возникло древнейшее поселение людей, предков будущих ярославцев. В ходе археологических раскопок на Стрелке были обнаружены следы древнего мерянского селения. С этими данными перекликается одно из преданий о возникновении города Ярославля. Оно дошло до нас в записках ростовского архиепископа Самуила, в так называемом «Сказании о построении града Ярославля». Вот что в нем говорится: «В области Ростовстей, при брезе реки Волги и Которосли, лежаще некое место, на нем же последи создался славный град Ярославль... И сие бысть селище, рекомое Медвежий угол, в нем же насельницы человецы поганые веры — языцы, зли суще».

Медвежий угол... Овраг Медведица (или Медведицкий овраг)... Медведь на гербе Ярославля... Да, «хозяин лесов» — одно из главных действующих лиц в легендах о возникновении города. Обратимся вновь к тексту «Сказания..».. Когда Ярослав Мудрый после установления дани, взимавшейся с жителей Медвежьего угла, снова приехал из Ростова в эти места, жители «напустили от клети некоего люта зверя и псов, да растешут князя и сущих с ним». Однако Ярослав «секирою своею победи зверя», и жители «ужасеся и падоша ниц князю». Кто же этот таинственный лютый зверь? Очевидно, действительно медведь, причем для жителей селения не просто лесной зверь, а животное культовое, священное, особо почитавшееся. Любопытно, что в предании сам зверь не называется. Известно, что у многих народов (в Сибири, в частности), в среде которых был распространен культ медведя, существовало табу — запрет называть зверя, если можно так выразиться, по имени. О медведе говорили «хозяин», «зверь», «старик». Кое-где отголоски этого явления встречаются и по сей день, разумеется, лишь в форме народных традиций.

Между прочим, и мы с вами, не подозревая того, называем хозяина леса весьма уклончиво — медведем, то есть «едящем мед, медоедом». Это общее для всех славян эвфемистическое слово (так ученые называют слово-заместитель, более мягкое, употребляющееся по ряду причин вместо основного: летальный исход вместо смерть и т. п.) заменило исконное индоевропейское название медведя, которое сохранилось в санскрите, греческих языках: арктос. (Напомню вам, что Арктика, северная полярная область земного шара, расположена прямо под созвездием Большой Медведицы; отсюда — топоним Арктика). Общеславянское медведь образовано сложением двух основ без соединительной гласной: именной меду- и глагольной есть, где конечный гласный основы перед е изменился в в. Не случайны, кроме названных, и другие эвфемистические именования медведя у русских типа космач, лесник, костоправ, Мишка, Потапыч, Михайла Иваныч, Топтыгин.

Сведения о культе медведя на Ярославщине мы имеем и в археологическом, этнографическом материале. Вспомним и реку Медведицу (левый приток Волги), и городище на ней, носящее имя «Город Медведь». Все это помогает понять тот ужас, который охватил жителей Медвежьего угла при гибели священного зверя. Сказание о подвиге Ярослава Мудрого в той или иной мере бытовало, по-видимому, и в давние времена. Именно поэтому легенда нашла свое отражение в старинном гербе Ярославля, несмотря на то, что самое раннее его изображение относится всего лишь к XVII веку: «В серебряном щите медведь, стоячи, держит в левой лапе золотую секиру на такой же рукоятке». Этот герб знают и многие москвичи — его видно издалека на зданиях гостиницы «Ярославская», и в других местах.

Конечно же, князь Ярослав не довольствовался одной лишь победой над символом местной самостоятельности. Стремясь закрепиться на водном пути из Ростова в Волгу, он основал город «на острову, его же учреди реки Волга и Которосль и проточие водное», то есть на современной Стрелке, которая в плане напоминала равносторонний треугольник.

Когда это точно произошло? Пожалуй, это одно из самых спорных вопросов, касающихся древней истории Ярославля. Академик М. Н. Тихомиров полагал, что Ярославль был основан до 1015 года. В целом город можно считать приблизительным сверстником Москвы. А первое упоминание Ярославля в летописи относится к 1071 году. В это время на северо-востоке Руси, на берегах Волги, вспыхнуло восстание смердов, которое возглавили волхвы. Летопись сохранила подробный рассказ о восстании крестьян-смердов, во главе которого встали «два волхва из Ярославля». Восстание было жестоко подавлено княжеской дружиной. Вот те строки из летописи, где мы впервые находим упоминание Ярославля: «Бывши бо единою скудости в Ростовстей области, встаста два волхва от Ярославля... и убивашета многы жены, именье их отимашета собе».

Как видите, налицо связь топонима Ярославль с именем основателя города Ярослава Мудрого, ставшего впоследствии великим Киевским князем.

Структура названия довольно проста. Топоним образован от антропонима Ярослав при помощи суффикса-форманта -j-. Это наиболее древний тип, характерный для названий славянских городов; формант -j- унаследован еще от индоевропейской эпохи и проявляется в древнейших записях. У славян этот формант образовывал притяжательные прилагательные. В топонимии при его помощи образовывались названия преимущественно со значением притяжательности от личных имен, то есть «чей город?» — город Ярослава, город Владимира, город Изяслава и т. п. Иными словами, Ярославль — Ярославов город. Это словообразовательная модель в русской топонимии давно уже стала непродуктивной. Откуда в топониме взялась буква (звук) л? Лингвисты называют его «л эпентетическое». Появление его вызвано фонетическими изменениями, происшедшими в составе названия в момент присоединения к основе слова форманта -j-, поскольку ему предшествовал губной согласный звук. Следует добавить, что названия населенных пунктов на -славль из княжеских имен, оканчивающихся на -слав, особенно характерны для периода строительства удельными князьями укрепленных городов.

Что же касается мужского личного имени Ярослав, то оно — пример немногочисленной группы чисто славянских и русских имен, используемых и поныне в России. Имя это — дохристианское и состоит из основ со значением яро, ярко + слава.

   Древний град и посад
   Внутри Бульварного кольца
   Внутри Садового кольца
   Возле Камер-Коллежского вала
   Старинные окраины Москвы
В прошлое:
  
   Имя — история — культура
   В копилку знаний
   Антология поэзии о Москве
   Топонимический словарь
   Об авторе

Николай Некрасов

ДРУЖЕСКАЯ ПЕРЕПИСКА
МОСКВЫ С ПЕТЕРБУРГОМ
2. Петербургское послание


Ты знаешь град заслуженный и древний,
Который совместил в свои концы
Хоромы, хижины, посады и деревни,
И храмы Божии, и царские дворцы?
Тот мудрый град, где, смелый провозвестник
Московских дум и английских начал,
Как водопад бушует «Русский вестник»,
Где «Атеней»как ручеек журчал.
Ты знаешь град? – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!

Ученый говорит: «тот град славнее Рима»,
Прозаик «сердцем родины»зовет,
Поэт гласит: «России дочь любима»,
И «матушкою»чествует народ.
Недаром, нет! Невольно брызжут слезы
При имени заслуг, какие он свершил:
В 12-м году такие там морозы
Стояли, что француз досель их не забыл.
Ты знаешь град? – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!

Достойный град! Там Минин и Пожарский
Торжественно стоят на площадu.
Там уцелел остаток древне-барский
У каждого патриция в груди.
В купечестве, в сословии дворянском
Там бескорыстие, готовность выше мер:
В последней ли войне, в вопросе ли крестьянском –
Мы не один найдем тому пример...
Ты знаешь град? – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!

Волшебный град! Там люди в деле тихи,
Но говорят, волнуются за двух,
Там от Кремля, с Арбата и с Плющихи
Отвсюду веет чисто русский дух;
Все взоры веселит, все сердце умиляет,
На выспренный настраивает лад –
Царь-колокол лежит, царь-пушка не стреляет,
И сорок сороков без умолку гудят.
Волшебный град! – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!


Правдивый град! Там процветает гласность,
Там принялись науки семена,
Там в головах у всех такая ясность,
Что комара не примут за слона.
Там, не в пример столице нашей невской,
Подметят все – оценят, разберут:
Анафеме там предан Чернышевский
И Кокорева ум нашел себе приют!
Правдивый град! – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!

Мудреный град! По приговору сейма
Там судятся и люди и статьи;
Ученый Бабст стихами Розенгейма
Там подкрепляет мнения свои,
Там сомневается почтеннейший Киттары,
Уж точно ли не нужно сечь детей?
Там в Хомякове чехи и мадьяры
Нашли певца народности своей.
Мудреный град! – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!

Разумный град! Там Павлов Соллогуба,
Байборода Крылова обличил,
Там Шевырев был поражен сугубо,
Там сам себя Чичерин поразил.
Там, что ни муж, – то жаркий друг прогресса,
И лишь не вдруг могли уразуметь:
Чтo на пути к нему вернее – пресса
Или умно направленная плеть?
Разумный град! – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!

Серьезный град!.. Науку без обмана,
Без гаерства искусство любят там,
Там область празднословного романа
Мужчина передал в распоряженье дам.
И что роман? Там поражают пьянство,
Устами Чаннинга о трезвости поют.
Там люди презирают балаганство
И наш «Свисток»проклятью предают!
Серьезный град! – Туда, туда с тобой
Нам страшно показаться, милый мой!

1859