На главную

Химки

Топоним Химки-Ховрино открывает нам интересные и почти забытые страницы истории Москвы и русской культуры. Первая половина этого названия связана с именем протекавшей здесь реки Химки, а вторая — с названием старого подмосковного села Ховрино.

Река Химка, левый приток реки Москвы, неоднократно упоминается в исторических источниках, в частности в писцовых книгах Московского государства XVI века, но только в форме Хинка. В современной форме, Химка, название реки окончательно закрепляется лишь в XIX веке. Именно от этой формы образованы такие названия, как Химкинская улица, Химкинский бульвар, Химкинское водохранилище и наименование подмосковного города Химки.

Происхождение и значение названия Химка и его старой формы Хинка пока точно не известно. Есть основание связать его со словом хинь, которое в южнорусских говорах употреблялось в значении «чепуха», «пустяки», «вздор», как свидетельствует об этом «Толковый словарь живого великорусского языка» В. И. Даля. В северорусских говорах известен глагол хинить— «хулить», «хаять», «бранить». В среднерусских говорах, севернее Рязани, употребляется наречие хинью в значении «бесполезно», «даром». Учитывая это, можно предположить, что гидроним Хинка имеет приблизительно такой смысл: «незначительная», «пустяковая», «бесполезная речка». Кстати говоря, речка Химка и сейчас ненамного больше ручья. Со временем слово хинь стало малоупотребительным и воспринималось как непонятное. Название Хинка тоже со временем стало «темным» и было переосмыслено, возможно, под влиянием более нового, входившего в употребление слова химия и его производных.

Оба варианта названия — Хинка и Химка — имеют топонимических «родственников» в разных регионах России и других славянских республик бывшего СССР: например, в бассейне реки Оки известны озера Хинино, Хининь, овраги Хинской, Химкинской, на Украине — речки Хима, Химивка, Хинель, Химчина и другие. Некоторые исследователи также считают, что нельзя полностью списывать со счетов и образование названия московской Химки от антропонимов, именований людей, поскольку зафиксирована диалектная форма Хима имени Евфимий, фамилия Химин и другие антропонимы.

Новая история Химок (так стала называться местность близ реки Химки) связана с постройкой, проведением канала Москва-Волга, переименованного затем в канал имени Москвы. В 1937 году здесь было создано Химкинское водохранилище, вобравшее в свое наименование имя реки и местности Химки, и открыт Северный речной порт, благодаря чему Москва впоследствии стала портом пяти морей. Рядом с тихой и маленькой речкой Химкой водохранилище смотрится потрясающе: столб его воды поднимается на двадцать семь метров! Не случайно фашисты, наступая на столицу СССР, стремились разрушить плотину Химкинского водохранилища, чтобы затопить наш город.

На водохранилище находятся речной вокзал, водный стадион «Динамо». Неподалеку от парка Дружбы, посаженного во время VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов, проходит Фестивальная улица, названная так в 1964 году.

Вторая половина названия района Химки-Ховрино связана со старым подмосковным селом Ховрино, принадлежавшим в XIV — начале XV века Григорию Ховре, представителю знатного рода Ховриных-Головиных. Они же владели селом Головином, находившимся поблизости, и еще одним селом — Ховрином (ныне — станция Октябрьской железной дороги).

По мнению историков, основателем рода Ховриных-Головиных был «сурожский гость», то есть купец из Сурожа, а возможно, и князь, грек по происхождению, некто Стефан Васильевич, прибывший в Москву в начале XVI века. В это время Русское государство и сама Москва вызывали большой интерес у иностранцев, которые направлялись сюда с разными целями, преимущественно для установления торговых и культурных отношений. Особенно много иностранцев приезжало в Москву из генуэзской колонии Сурожа на Черном море. Сурожем в XIV веке назывался Судак в Крыму, где жили греки и итальянцы (генуэзцы), занимавшиеся торговлей. Сурожские гости, или сурожане, вели в Москве большую оптовую торговлю. На Красной площади один торговый ряд даже носил название сурожский. В этом ряду сурожане торговали сурожскими (впоследствии — суровскими) товарами: драгоценными камнями, шелковыми и другими тканями. Сурожане прибывали в Москву речным путем — по Дону и Оке. Они хорошо знали дороги южной окраины Русского государства и были хорошими проводниками. Так, итальянцы братья Саларевы — Михаил и Дементий сопровождали Дмитрия Донского на Куликовскую битву.

Многие из сурожских гостей навсегда остались на Руси, стали уважаемыми людьми, приобрели имения в Подмосковье и оставили о себе память в названии сел, ставших их собственностью: Саларево, Солосолово, Софрино, Тропарево, Ховрино и других.

Сын Стефана Васильевича, носивший имя Григорий, активно включился в жизнь русского государства. Именно он получил в Москве некрасивое прозвище Ховра или Ховря, что значит «неряха», «неопрятный человек», «свинья». Дети его уже носили фамилию от этого прозвища — Ховрины. Особенно известным был сын Григория — Владимир Ховрин. Он был пожалован в бояре, занимал у великого князя Ивана должность казначея, а князь крестил его старшего сына, названного Иваном и получившего впоследствии прозвище Голова. Потомки Ивана Владимировича Головы Ховрина уже носили фамилию Головины. Ховрины-Головины были настолько знатным и влиятельным родом, что имели свой дом в Кремле наряду с такими старыми боярскими фамилиями, как Сабуровы, Морозовы, Беклемишевы.

Ховрины-Головины знамениты тем, что развернули в Москве каменное строительство, начали создавать белокаменную Москву. Уже в 1405 году Григорий Ховра на собственные средства построил в Кремле каменную церковь, разрушившуюся во время большого пожара в 1445 году, а после пожара начал возводить на ее месте новую каменную церковь — Воздвижения. Эта церковь простояла в Кремле до начала XIX века. Сыновья Григория уже строили в Кремле «палаты кирпичны». Ховрины-Головины представляли собой настолько удачное сочетание государственного ума и богатства, что в 1473 году им была поручена организация строительства Успенского собора в Кремле. С 1475 года строительными работами руководил знаменитый итальянец Аристотель Фьораванти. И спустя долгое время после возведения Успенского собора каменное строительство в Москве велось на средства Ховриных-Головиных и при их попечительстве.

Вторая фамилия этого рода — Головины, которую стали носить внуки и правнуки Григория Ховры, тоже оставила о себе память в московской и подмосковной топонимии. До недавнего прошлого в трех километрах от села Ховрино находилось село Головино — вотчина боярина Ивана Владимировича Головина, внука Григория Ховры. В настоящее время здесь проходит Головинское шоссе, названное так по селу Головину.

Как было сказано выше, почти одновременно с греками в Москве в XIV веке появляется много итальянцев — генуэзцев и венецианцев: их называли фрягами или фрязинами. В XV веке поток итальянцев, приезжающих в Москву, увеличился. Фряги были преимущественно ремесленниками-ювелирами, денежными мастерами, строителями каменных зданий и крепостных стен, пушечными мастерами, преуспевали они и в других профессиях. Многие из них остались в Москве на постоянное жительство, потомки их получали дворянство, приобретали в Подмосковье землю, имения. Об этом свидетельствует названия бывших подмосковных сел: Фрязино — ныне город районного подчинения, Фрязево — населенный пункт в Ногинском районе Московской области. Возможно, что и наименование рабочего поселка Фряново, что на речке Шеренке, есть не что иное, как искаженное название Фрязиново.

Как вы видите, Химки-Ховрино — старый топоним. Но в том районе Москвы, который носит имя Химки-Ховрино, очень много и других названий, связанных с историей России XX века, с историей Советского Союза. Вот один характерный пример — улица Лавочкина. Улица эта появилась на карте нашего города сравнительно недавно — в 1965 году. Этим названием было выражено уважение к памяти выдающегося советского авиаконструктора С. А. Лавочкина, создателя боевых самолетов — скоростных истребителей, которые сыграли большую роль в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов. В послевоенное время С. А. Лавочкин занимался реактивным самолетостроением. Созданный им реактивный самолет впервые в СССР достиг в полете скорости звука.

   Древний град и посад
   Внутри Бульварного кольца
   Внутри Садового кольца
   Возле Камер-Коллежского вала
   Старинные окраины Москвы
В прошлое:
  
   Имя — история — культура
   В копилку знаний
   Антология поэзии о Москве
   Топонимический словарь
   Об авторе

Николай Некрасов

ДРУЖЕСКАЯ ПЕРЕПИСКА
МОСКВЫ С ПЕТЕРБУРГОМ
2. Петербургское послание


Ты знаешь град заслуженный и древний,
Который совместил в свои концы
Хоромы, хижины, посады и деревни,
И храмы Божии, и царские дворцы?
Тот мудрый град, где, смелый провозвестник
Московских дум и английских начал,
Как водопад бушует «Русский вестник»,
Где «Атеней»как ручеек журчал.
Ты знаешь град? – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!

Ученый говорит: «тот град славнее Рима»,
Прозаик «сердцем родины»зовет,
Поэт гласит: «России дочь любима»,
И «матушкою»чествует народ.
Недаром, нет! Невольно брызжут слезы
При имени заслуг, какие он свершил:
В 12-м году такие там морозы
Стояли, что француз досель их не забыл.
Ты знаешь град? – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!

Достойный град! Там Минин и Пожарский
Торжественно стоят на площадu.
Там уцелел остаток древне-барский
У каждого патриция в груди.
В купечестве, в сословии дворянском
Там бескорыстие, готовность выше мер:
В последней ли войне, в вопросе ли крестьянском –
Мы не один найдем тому пример...
Ты знаешь град? – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!

Волшебный град! Там люди в деле тихи,
Но говорят, волнуются за двух,
Там от Кремля, с Арбата и с Плющихи
Отвсюду веет чисто русский дух;
Все взоры веселит, все сердце умиляет,
На выспренный настраивает лад –
Царь-колокол лежит, царь-пушка не стреляет,
И сорок сороков без умолку гудят.
Волшебный град! – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!


Правдивый град! Там процветает гласность,
Там принялись науки семена,
Там в головах у всех такая ясность,
Что комара не примут за слона.
Там, не в пример столице нашей невской,
Подметят все – оценят, разберут:
Анафеме там предан Чернышевский
И Кокорева ум нашел себе приют!
Правдивый град! – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!

Мудреный град! По приговору сейма
Там судятся и люди и статьи;
Ученый Бабст стихами Розенгейма
Там подкрепляет мнения свои,
Там сомневается почтеннейший Киттары,
Уж точно ли не нужно сечь детей?
Там в Хомякове чехи и мадьяры
Нашли певца народности своей.
Мудреный град! – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!

Разумный град! Там Павлов Соллогуба,
Байборода Крылова обличил,
Там Шевырев был поражен сугубо,
Там сам себя Чичерин поразил.
Там, что ни муж, – то жаркий друг прогресса,
И лишь не вдруг могли уразуметь:
Чтo на пути к нему вернее – пресса
Или умно направленная плеть?
Разумный град! – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!

Серьезный град!.. Науку без обмана,
Без гаерства искусство любят там,
Там область празднословного романа
Мужчина передал в распоряженье дам.
И что роман? Там поражают пьянство,
Устами Чаннинга о трезвости поют.
Там люди презирают балаганство
И наш «Свисток»проклятью предают!
Серьезный град! – Туда, туда с тобой
Нам страшно показаться, милый мой!

1859