На главную

Крылатское

Топоним Крылатское получил вторую жизнь в названиях жилого микрорайона, муниципального округа, 1-й и 3-й Крылатских улиц, улицы Крылатские Холмы, станции метро «Крылатское», спортивного комплекса.

Крылатское — старинное подмосковное село, упоминающееся уже в 1417 году в духовной грамоте великого Московского князя Василия Дмитриевича, по которой он завещал его своей супруге: «А ис сел из Московских даю своеи книягине... Семцинское село и с Самсоновским лугом, со всем, как было за моею матерью, да сельце Федоровское Свиблово на Яузе и с мельницею, да Крилатьское, что было за татаром».

Знатоки исторической географии Москвы отмечают также, что Крылатское позже принадлежало Ивану Грозному и «служило первым станом при выездах царя из Москвы на Запад». Особенность села Крылатского заключалась в том, что им всегда владели княгини, жены великих Московских князей. После смерти великой княгини оно переходило к жене старшего сына. Кстати, в приведенном отрывке из духовной грамоты есть указание на статус таких сел — «как было за моею матерью». Крылатское всегда было великокняжеским и царским вотчинным селом.

Что означает название Крылатское, пока точно не известно. Во всяком случае, историки не знают человека с фамилией, имеющей отношение к данному селу. Да и сама форма топонима, оканчивающегося на -ское, не характерна для наименований населенных пунктов, образованных от антропонимов. Обратные примеры в русской и славянской топонимии известны: Чайковский — первоначально эта фамилия представляла собой относительное прилагательное, при помощи которого назвали человека, приехавшего из населенного пункта Чайка, Чайки, Чайковское (такие географические названия и сейчас нередко встречаются на Украине). Фамилию Чайковский носил и украинский казак, который поступил на учебу в Киевскую духовную академию: это был дед великого русского композитора П. И. Чайковского, родившегося в 1840 году. Другими словами, все это означает, что название Крылатское происходит скорее всего не от фамилии; кстати, в двух-трех исторических документах оно упомянуто как Крылецкое.

Многие русские селения, в том числе и подмосковные, получали свои названия по характерным особенностям той местности, где они возникали: села Глинищи, Горки, Запрудня, Высокое, Подберезье, Овражное и так далее. Местность, в которой выросло село Крылатское, тоже имеет одну яркую особенность — оно холмистое, изрезано оврагами и даже носит название Крылатские высоты, Крылатские холмы. Местность настолько овражистая, что от одного оврага, как крылья, отходят другие овраги. Возможно, что на одном таком крыле оврага или крылатом овраге и было основано селение, получившее название Крылатское. Возможно, что селение стояло так между двумя оврагами, что они, как крылья, отходили от него в разные стороны. Ведь в русском языке крыльями называются не только крылья птицы или искусственно созданные крылья (например, у самолета), но и предметы, напоминающие их: крылья мельниц, парусов, рыболовного невода.

Лет двадцать-тридцать тому назад редко кто из москвичей, не живущих в этом районе, знал о Крылатском. Оно заявило о себе лишь сравнительно недавно — как район новой жилой застройки в живописном месте столицы и как необычный спортивный комплекс, украсивший наш город. Началась новая жизнь Крылатского.

До начала большого строительства в Крылатском существовали семь Крылатских улиц — с 1-й по 7-ю. Их появление — результат вхождения поселка в городскую черту Москвы и необходимости быстро устранить одноименность с уже существовавшими к тому моменту на карте города аналогичными улицами. Так, бывшую Колхозную улицу Крылатского назвали 2-й Крылатской улицей, Школьную — 3-й, улицу Свободы — 4-й, Центральную — 5-й, улицу Горка — 6-й, а улицу Маниловка — 7-й Крылатской. Позднее, в 1979 году, в результате застройки территории Крылатского новыми многоэтажными домами и его перепланировки почти все бывшие улицы были просто упразднены. Вообще необходимость устранения одноименности была весьма распространенным явлением для начала 60-х годов: тогда границей Москвы стала кольцевая автодорога, появилось понятие «Большая Москва», а в состав территории столицы вошли города Кунцево, Бабушкин, Люблино, Перово, Тушино, поселки Бирюлево, Давыдково, Чертаново и другие. Все эти населенные пункты имели в основном стандартные «советские» названия улиц. В результате в Москве осенью 1960 года одновременно начали сосуществовать 20 Советских улиц, 19 Московских, 18 Центральных, 17 Школьных, 16 Полевых, 15 Пионерских, 11 Пушкинских! Всего же одноименных названий набралось почти восемь сотен! Нелепость положения была очевидна, к тому же это вызывало не просто бытовые неудобства для москвичей, но и существенно осложняло работу почты, милиции, врачей, пожарных, других важнейших городских служб. Поэтому и не приходится сетовать на то, что переименования, которые тогда делались для избавления от такой неожиданной «напасти», были не всегда обдуманными; именно так вышло с семью Крылатскими улицами. Но часть этой работы была проведена московскими властями и их научными консультантами достаточно успешно.

Вернемся к новой жизни Крылатского. В 1973 году здесь, в Татаровской пойме, в непосредственной близости от бывшего села Крылатского, был открыт прекрасный гребной канал с двумя дорожками протяженностью 2300 метров; одна дорожка предназначена для самих соревнований, вторая — для возврата лодок, разминки и тренировки спортсменов. Заезды лодок могут наблюдать 20 тысяч зрителей. На берегу стоит здание в виде ладьи, привлекающее внимание своей необычностью. Это — крытый велотрек, вмещающий 6 тысяч зрителей. Межтрековое пространство используется для волейбола, баскетбола, тяжелой атлетики. Поблизости от крытого велотрека созданы поля для стрельбы из лука. Совсем недалеко проходит и трасса для шоссейных велогонок. Специалисты долго искали в окрестностях Москвы такую местность, которая бы своими спусками и подъемами удовлетворяла условиям велогонок. Крылатские холмы в зимнюю пору притягивают к себе многочисленных любителей лыжного спорта. Когда в Москве проходили Игры XXII Олимпиады, спортивный комплекс в Крылатском сослужил добрую службу. Не случайно топоним Крылатское до сих пор в той или иной мере ассоциируется у нас и с понятиями «спорт», «соревнования».

Название Татаровская пойма довольно прозрачное: пойма — «низменное место, луг у реки, заливаемый в половодье», а Татаровская — «принадлежащая татару» (более поздняя форма — «татарину»). Кстати, этот татар (имя его ученым не известно) упоминается и в связи с селом Крылатским, а впоследствии этим словом называется и соседнее с ним село — Татарово. Вероятно, это был какой-то татарский мурза, как тогда говорили, «отъехавший» (уехавший) из Золотой Орды на службу к великому Московскому князю. Село Крылатское, вероятно, было дано ему «в кормление», то есть он получил право «кормиться» с данного села, то есть право собирать с этого села различные поборы, необходимые для его существования. В современном русском языке не употребительно слово татар, хотя именно от него образованы формы женского рода и множественного числа – татарка, татары. Литературной формой является татарин, так же как и армянин, грузин и т. д., то есть форма с суффиксом одиночного лица, хотя употребительны и формы без этого суффикса, например башкир, цыган и другие. Известны и названия сел, произведенные именно от формы татар, а не татарин: село Татарово в Коломенском районе Московской области, село Барское Татарово в Вязниковском районе Владимирской области и иные.

   Древний град и посад
   Внутри Бульварного кольца
   Внутри Садового кольца
   Возле Камер-Коллежского вала
   Старинные окраины Москвы
В прошлое:
  
   Имя — история — культура
   В копилку знаний
   Антология поэзии о Москве
   Топонимический словарь
   Об авторе

Андрей Вознесенский

ПЕРЕУЛОЧЕК
Я - вселенский полудурок,
бит Никиткой и тоской.
Вознесенский — переулок
меж Никитской и Тверской.

Невезенья квинтэссенция,
он не трасса, а тропа.
Здесь на Пасху Вознесенская
просияла Скорлупа.

Был он улицей Станкевича.
Нет Станкевича. Увы.
Переулок он теперича,
что привычней для молвы.

По нему, минуя мэрии
темно-красную парчу,
поклонитесь в век безверия
памятнику Ильичу -

Петру Ильичу Чайковскому,
что презревши суицид,
точно мучимый щекоткою,
на скамеечке сидит.

И красавица из местных,
не уехав в эмират,
в Вознесенской лавке крестик
сладко будет примерять.

С тьмой литературных урок
разберусь я вдругорядь.
Вознесенский переулок
не переименовать.

1999