На главную

Сходня

Сходненская улица, проезд и тупик, расположенные в районе станций метро «Сходненская» и «Тушинская» названы так по имени реки Сходни, протекающей на северо-западе столицы, в районе Тушина. Река Сходня связана с волоковыми путями — особым средневековым способом преодолевать препятствия (в статье «Тушино» мы расскажем об истории слова волок и образованных от него топонимов). Есть и районный город Московской области Сходня (он входит в Химкинский район) в тридцати километрах к северо-западу от Москвы. Чрезвычайно интересно название этой реки, его происхождение и мотивировка.

Реки нашего края начинаются с маленьких родничков, ключей, ручьев. Не все они вырастают в судоходные реки, но некоторые, как, например Москва, Ока, Клязьма, протекающие по территории Москвы и Подмосковья, за многие десятки километров от истока превращаются в широкие и глубокие транспортные артерии. Однако и небольшие реки, примером которых служит Сходня, могли в древности играть — например, в силу какого-то своего особенного географического расположения — роль не меньшую, чем большие реки.

Названия рек, как правило, древнее многих других топонимов, в том числе — наименований деревень, поселков и городов, не говоря уже об улицах и площадях. Это связано с той особой функцией, которую выполняли реки в жизни наших предков. Многие направления массовых передвижений людей определялись в древности, как это стало известно по ряду исследований ученых-историков и этнографов, водными путями. Помимо этого, поселения возникали обязательно вблизи от воды — реки, озера или хотя бы ручья. Поэтому-то обычно сначала возникало название реки, а потом уже — наименование выстроенного на ее берегу селения.

Многие названия рек на территории Москвы и Подмосковья, то есть на русской земле, в силу особенности расселения древних славян восходят к неславянским языкам. Их оставили те племена, что жили здесь в дославянские времена. Эти племена, говорившие на языках, родственных современным угро-финским и балтийским, охотились в здешних лесах и ловили рыбу в здешних реках, по этим же рекам пускались в большие и малые путешествия, ставили на их берегах свои села и городки, пасли здесь скот и обрабатывали землю, сражались с недругами и торговали с друзьями. Другими словами, эти земли были ими хорошо освоены, а основные географические объекты, к которым в первую очередь относились реки, уже имели свои названия. Как показывают наши наблюдения, славяне: вятичи и кривичи, пришедшие в Волго-Окское междуречье, — восприняли и приспособили к своему языку те имена рек, которые существовали до них: Яуза, Сетунь, Клязьма, Пахра, Пехорка, Сара и другие. Разумеется, это не означает, что на карте Москвы и Подмосковья нет славянских, русских названий рек. Но их меньше, чем, например, угро-финских и балтийских. Среди славянских гидронимов — Неглинная, Пресня, Чермянка, Чертановка, Песочня, Чечера, Битца и некоторые другие, в том числе — Сходня.

Речка Сходня, как и многие другие реки Москвы и ее окрестностей, в древности была полноводнее, по ней ходили небольшие суда наших предков. Да и течение ее было быстрым: известный иноземный путешественник и автор подробного описания древней Москвы XVII века Адам Олеарий упомянул в своей книге и Сходню — при переправе через эту многоводную и быструю — в те времена! — речку он чуть было не лишился жизни, едва не утонул. Старинное название реки — Всходня. В IX—XII веках из Москвы-реки поднимались вверх по течению, «всходили», как тогда говорили. Этот левый приток Москвы-реки был в старину частью удобного водного пути из Москвы во Владимиро-Суздальское княжество. В районе современных поселка Новоподрезково и села Черкизова действовал волок длиной более пяти километров. Здесь суда с реки Всходни ставили на катки и перетаскивали, волокли на Клязьму, а потом плыли далее — к Оке и Волге. Историк Москвы И. Е. Забелин писал в 1905 году: «Этот переволок в действительности существовал вверх по реке Всходне, несомненно так прозванной по путевому восхождению по ней в долину Клязьмы, и притом... почти к самой вершине этой реки». И. Е. Забелин к тому же полагал, что в те далекие века Всходней именовалась не сама река, а особая местность, которая лежала выше по реке Москве. По версии историка, Сходня (Всходня), скорее всего, носила наименование Горедва: «...Вверху теперешней Всходни в нее впадает река этого имени более значительным потоком, чем верховье самой Всходни».

Интересно, что «топонимистическим родственником» московских Сходненских улиц, проезда и тупика, станции метро «Сходненская», подмосковного города Сходня и одноименной железнодорожной станции стало красивое селение в Серпуховском районе Подмосковья. Это село Всходы. Оно получило свое наименование по речушке Всходне — правому притоку реки Речмы, относящейся в бассейну Оки.

   Древний град и посад
   Внутри Бульварного кольца
   Внутри Садового кольца
   Возле Камер-Коллежского вала
   Старинные окраины Москвы
В прошлое:
  
   Имя — история — культура
   В копилку знаний
   Антология поэзии о Москве
   Топонимический словарь
   Об авторе

Александр Пушкин

ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН
Глава VII


XXXVI


Но вот уж близко. Перед ними
Уж белокаменной Москвы,
Как жар, крестами золотыми
Горят старинные главы.
Ах, братцы! как я был доволен,
Когда церквей и колоколен,
Садов, чертогов полукруг
Открылся предо мною вдруг!
Как часто в горестной разлуке,
В моей блуждающей судьбе,
Москва, я думал о тебе!
Москва... как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!!


XXXVII


Вот, окружен своей дубравой,
Петровский замок. Мрачно он
Недавнею гордится славой.
Напрасно ждал Наполеон,
Последним счастьем упоенный,
Москвы коленопреклоненной
С ключами старого Кремля:
Нет, не пошла Москва моя
К нему с повинной головою.
Не праздник, не приемный дар,
Она готовила пожар
Нетерпеливому герою.
Отселе, в думу погружен,
Глядел на грозный пламень он.


XXXVIII


Прощай, свидетель падшей славы,
Петровский замок. Ну! не стой,
Пошел! Уже столпы заставы
Белеют; вот уж по Тверской
Возок несется чрез ухабы.
Мелькают мимо будки, бабы,
Мальчишки, лавки, фонари,
Дворцы, сады, монастыри,
Бухарцы, сани, огороды,
Купцы, лачужки, мужики,
Бульвары, башни, казаки,
Аптеки, магазины моды,
Балконы, львы на воротах
И стаи галок на крестах.


XXXIX. XL


В сей утомительной прогулке
Проходит час-другой, и вот
У Харитонья в переулке
Возок пред домом у ворот
Остановился. К старой тетке,
Четвертый год больной в чахотке,
Они приехали теперь.
Им настежь отворяет дверь,
В очках, в изорванном кафтане,
С чулком в руке, седой калмык.
Встречает их в гостиной крик
Княжны, простертой на диване.
Старушки с плачем обнялись,
И восклицанья полились.


1827—1828