На главную

Сходня

Сходненская улица, проезд и тупик, расположенные в районе станций метро «Сходненская» и «Тушинская» названы так по имени реки Сходни, протекающей на северо-западе столицы, в районе Тушина. Река Сходня связана с волоковыми путями — особым средневековым способом преодолевать препятствия (в статье «Тушино» мы расскажем об истории слова волок и образованных от него топонимов). Есть и районный город Московской области Сходня (он входит в Химкинский район) в тридцати километрах к северо-западу от Москвы. Чрезвычайно интересно название этой реки, его происхождение и мотивировка.

Реки нашего края начинаются с маленьких родничков, ключей, ручьев. Не все они вырастают в судоходные реки, но некоторые, как, например Москва, Ока, Клязьма, протекающие по территории Москвы и Подмосковья, за многие десятки километров от истока превращаются в широкие и глубокие транспортные артерии. Однако и небольшие реки, примером которых служит Сходня, могли в древности играть — например, в силу какого-то своего особенного географического расположения — роль не меньшую, чем большие реки.

Названия рек, как правило, древнее многих других топонимов, в том числе — наименований деревень, поселков и городов, не говоря уже об улицах и площадях. Это связано с той особой функцией, которую выполняли реки в жизни наших предков. Многие направления массовых передвижений людей определялись в древности, как это стало известно по ряду исследований ученых-историков и этнографов, водными путями. Помимо этого, поселения возникали обязательно вблизи от воды — реки, озера или хотя бы ручья. Поэтому-то обычно сначала возникало название реки, а потом уже — наименование выстроенного на ее берегу селения.

Многие названия рек на территории Москвы и Подмосковья, то есть на русской земле, в силу особенности расселения древних славян восходят к неславянским языкам. Их оставили те племена, что жили здесь в дославянские времена. Эти племена, говорившие на языках, родственных современным угро-финским и балтийским, охотились в здешних лесах и ловили рыбу в здешних реках, по этим же рекам пускались в большие и малые путешествия, ставили на их берегах свои села и городки, пасли здесь скот и обрабатывали землю, сражались с недругами и торговали с друзьями. Другими словами, эти земли были ими хорошо освоены, а основные географические объекты, к которым в первую очередь относились реки, уже имели свои названия. Как показывают наши наблюдения, славяне: вятичи и кривичи, пришедшие в Волго-Окское междуречье, — восприняли и приспособили к своему языку те имена рек, которые существовали до них: Яуза, Сетунь, Клязьма, Пахра, Пехорка, Сара и другие. Разумеется, это не означает, что на карте Москвы и Подмосковья нет славянских, русских названий рек. Но их меньше, чем, например, угро-финских и балтийских. Среди славянских гидронимов — Неглинная, Пресня, Чермянка, Чертановка, Песочня, Чечера, Битца и некоторые другие, в том числе — Сходня.

Речка Сходня, как и многие другие реки Москвы и ее окрестностей, в древности была полноводнее, по ней ходили небольшие суда наших предков. Да и течение ее было быстрым: известный иноземный путешественник и автор подробного описания древней Москвы XVII века Адам Олеарий упомянул в своей книге и Сходню — при переправе через эту многоводную и быструю — в те времена! — речку он чуть было не лишился жизни, едва не утонул. Старинное название реки — Всходня. В IX—XII веках из Москвы-реки поднимались вверх по течению, «всходили», как тогда говорили. Этот левый приток Москвы-реки был в старину частью удобного водного пути из Москвы во Владимиро-Суздальское княжество. В районе современных поселка Новоподрезково и села Черкизова действовал волок длиной более пяти километров. Здесь суда с реки Всходни ставили на катки и перетаскивали, волокли на Клязьму, а потом плыли далее — к Оке и Волге. Историк Москвы И. Е. Забелин писал в 1905 году: «Этот переволок в действительности существовал вверх по реке Всходне, несомненно так прозванной по путевому восхождению по ней в долину Клязьмы, и притом... почти к самой вершине этой реки». И. Е. Забелин к тому же полагал, что в те далекие века Всходней именовалась не сама река, а особая местность, которая лежала выше по реке Москве. По версии историка, Сходня (Всходня), скорее всего, носила наименование Горедва: «...Вверху теперешней Всходни в нее впадает река этого имени более значительным потоком, чем верховье самой Всходни».

Интересно, что «топонимистическим родственником» московских Сходненских улиц, проезда и тупика, станции метро «Сходненская», подмосковного города Сходня и одноименной железнодорожной станции стало красивое селение в Серпуховском районе Подмосковья. Это село Всходы. Оно получило свое наименование по речушке Всходне — правому притоку реки Речмы, относящейся в бассейну Оки.

   Древний град и посад
   Внутри Бульварного кольца
   Внутри Садового кольца
   Возле Камер-Коллежского вала
   Старинные окраины Москвы
В прошлое:
  
   Имя — история — культура
   В копилку знаний
   Антология поэзии о Москве
   Топонимический словарь
   Об авторе

Владимир Соколов

* * *


Какая маленькая ты у нас, Москва!
Великий город на планете.
Здесь ни при чем какие-то слова
Про те твои заслуги или эти...
Какая маленькая ты у нас, Москва!


Среди высоких белоснежных башен
Стоишь, домами старыми кренясь,
Стоишь и будешь так стоять, крепясь.
Тебе их рост младенческий не страшен.
Такая маленькая ты у нас!


Глядишь на дом – исчезнуть он готов,
Как отслужив свое тепло и действо, –
Тебя, праматерь русских городов,
Мы бережем, как девочку семейства.


Мы бережем теперь. Не берегли
Тогда, когда пленительные храмы
Во имя отчей будущей земли
Среди великой всероссийской драмы
Взлетали к небу в громе и в пыли.


Два студента сдружились в борьбе.
Слово – колокол,
искра – к пожару!
С думой Герцен уходит к себе
На заре по Тверскому бульвару.


А в постройке классической той,
Где березы прильнули к фрамугам,
Пил отеческий воздух Толстой,
Дома кончив «Хожденье по мукам».


Рядом экспроприирован был
Особняк в пышном стиле «модерна».
Горький лестниц его не любил:
«Эх, во всем декадентство манерно!»


В размышлениях руки скрестив,
Не бросая на ветер ни фразы:
«Ты в безделье, мой друг, некрасив», –
Осуждает меня Тимирязев.


Я живу у Никитских ворот
И за будничной их суматохой
Вижу явственно створы ворот
Между нашей и прошлой эпохой.


Как прекрасна должна быть страна,
И какое грядущее прочить
Можно ей, если только одна
Так богата талантами площадь!


1979