На главную

Теплый Стан

Наименование улицы Теплый Стан, образованное в 1972 году, дало вторую жизнь интересному, ценному и запоминающемуся русскому географическому названию.

У меня дома хранится увеличенная фотокопия географической карты 1763 года, носящей колоритное название «План царствующаго Града Москвы с показанiем лежащих мстъ на Тритцать верстъ въ округъ», один из лучших образцов отечественной картографии середины XVIII века. Картой этой я нередко с удовольствием пользуюсь в своих экскурсах в прошлое столицы. Калужская дорога, показанная на карте, проходила в интересующем нас месте Подмосковья как раз между селом Троицким и верховьем речки Сосенки — и древней Голубино и верховьем речки Битцы (в старину ее именовали немного по-иному — Абитца). Здесь показаны два населенных пункта — Верхние Теплые станы и Нижние Теплые станы. Обратите внимание, что картограф использовал строчную, маленькую букву в слове «станы», поскольку в ту пору термин стан для него был и понятен, и употребителен в устной речи именно как нарицательное слово — в отличие от нас, современных москвичей.

С загадкой топонима Теплый Стан — его происхождения и смысла — специалисты, к сожалению, пока еще не справились. Среди версий об этимологии названия Теплый Стан можно выделить четыре наиболее распространенные.

Сторонники первой гипотезы напоминают, что в старину расстояние от Москвы до деревень Верхние Теплые Станы и Нижние Теплые Станы составляло по Калужской дороге около 17 километров, то есть было равно одному конному переходу. Следовательно, путешественникам и ездокам здесь нужно было остановиться, спешиться, накормить лошадей и дать им отдохнуть. Открыв «Толковый словарь живого великорусского языка» В. И. Даля, мы найдем там такие значения слова стан и иллюстрации к ним: «Стан — место, где путники, дорожные стали, остановились для отдыху, временного пребыванья, и все устройство на месте, с повозками, скотом, шатрами и иными угодьями; место стоянки и все устройство. Стать станом в поле — обозом, табором. Стан в отъезжем поле — (охотн.) — сборное место и ночлег. Военный, ратный стан — бивак, лагерь. Первый стан государев был в Танинской — (стар.) — ночлег и роздых. Стан и становище — (стар.) — станция, селенье, где меняли лошадей (почтовых не было, обывательских, позже — ямских), или хуторок на перепутье, нарочно поставленная избушка, для приюта, ...род постоялого двора, для роздыху и кормежки лошадей». Слово же Теплый в названии селения авторы и этой, и практически всех других версий истолковывают как «обустроенный для зимнего жилья, отапливаемый». Примечательно, что до середины XIX века первая после выезда из Москвы почтовая станция по направлению на Калугу была расположена в Теплом Стане.

Согласно второй гипотезе, частично связанной с первой, топоним Теплый Стан первоначально относился не к селению, деревне, а к подмосковной заставе, построенной на Калужской дороге для тех государевых людей, которые в этом месте несли караульную службу. Замечу попутно, что пока в архивных документах подтверждений этой гипотезе не обнаружено. Что же касается еще одного значения слова стан, наименования административно-территориальной единицы в Русском государстве XIV—XVI веков, то оно к происхождению московского топонима Теплый Стан, очевидно, отношения не имеет.

Третья и четвертая гипотезы так или иначе связывают возникновение названия селений Верхние и Нижние Теплые Станы с ордынским нашествием. Обе они попали в справочник «Имена московских улиц»: «... Есть предположение, что это название связано с далеким прошлым: здесь зимовало в утепленных шатрах войско одного из татарских ханов, шедших на Москву. По другой версии, здесь находились поселки «ордынцев», которые обслуживали послов Золотой Орды, на этом месте послы останавливались при въезде в столицу и при выезде из нее». Убедительных документальных свидетельств в пользу этих версий в российских архивах также не обнаружено.

Не стоит сетовать на излишнее обилие гипотез о происхождении того или иного топонима, как произошло в случае с названием Теплого Стана. Научный поиск не должен останавливаться, нужны новые идеи, исследования, аргументы.

В наше время Теплый Стан — не только имя улицы на юго-западе столицы, своеобразная хордовая магистраль в огромном «спальном районе», но и название всего большого жилого массива. Он раскинулся на территории между МКАД, Ленинским проспектом, улицей Островитянова и Профсоюзной улицей. Глядя на карту юго-запада столицы, порой трудно даже представить себе, что когда-то здесь были лишь лиственные леса, сосновые рощи, многочисленные овраги, балки, холмы и стояли три деревни: Верхние Теплые Станы, Нижние Теплые Станы и Починок Теплого Стана, бывшие выселки, носившие второе название, — Кузнецы. Все они, как тогда было принято говорить, «тянули» (то есть относились) к селу Троицкому — с Троицкой церковью конца XVII века, старинной усадьбой, прудами и парком. Впервые же название селения Теплые Станы было упомянуто еще в духовной грамоте Ивана Калиты; считается, что среди подмосковных княжеских вотчин здешние земли ценились весьма высоко.

Московские краеведы, например Л. Е. Колодный и Н. М. Молева, занимаясь историей Теплого Стана, провели немало успешных разысканий. Они и их коллеги установили, что в разное время владельцами теплостанских вотчин были: Иван Калита и его наследники; московский служилый дворянин Максим Стрешнев (при нем в архивных документах начала XVII века упоминается «пустошь Возцы, Теплые Станы тож»); стольник Тимофей Измайлов; царский окольничий и глава Стрелецкого приказа, фаворит царицы Софьи Алексеевны Федор Шакловитый; думный дьяк, богач Автоном Иванов; печально известная своим жестоким обращением с крепостными крестьянами помещица Дарья Салтыкова; племянница Грибоедова Анастасия Устинова (в девичестве — Римская-Корсакова); генерал-губернатор Москвы Вельяминов-Зернов; знаменитый московский врач Петр Аш и другие известные персонажи российской истории.

Владела селом Троицким с Теплыми Станами и Беляевом и семья дворян Тютчевых. В юности и в пору студенчества будущий выдающийся поэт Федор Иванович Тютчев летние месяцы проводил в Теплом Стане, где прекрасно отдыхал и страстно полюбил неброскую красоту средней полосы России. Среди интересных дневниковых записей учителя Федора Тютчева, которым был С. Раич, есть и такая: «...Вспоминаю я о тех сладостных часах, когда, бывало, весною и летом, живя в подмосковной, мы вдвоем с Ф.И. выходили из дому, запасались Горацием, Вергилием или кем-нибудь из отечественных писателей и, усевшись в роще, на холмике, углублялись в чтение..».


И новое, младое племя
Меж тем на солнце расцвело,
А нас, друзья, и наше время
Давно забвеньем занесло.

Строки эти Федор Иванович Тютчев написал более полутора веков назад, в 1829 году. Он оказался прав лишь отчасти: с неумолимой последовательностью поколения москвичей сменяли и будут сменять друг друга, уступая дорогу «младому племени». Однако жизнь, труд, помыслы наших предков и все многообразное прошлое Москвы не предано забвению — даже несмотря на недавний семидесятилетний период исторического беспамятства. Жизнь убедительно доказала: чем лучше мы знаем свою историю и культуру, тем мудрее, богаче и свободнее становимся.

Географическое название Теплый Стан помимо улицы перешло, как это часто происходит, и в ряд других официально существующих собственных имен, в частности — в наименование Теплостанской возвышенности, станции метро «Теплый Стан», муниципального округа «Теплый Стан» (в Юго-Западном административном округе Москвы).

Теплый Стан — самое высокое место Москвы: эта возвышенность достигает 253 метров в районе бывшей усадьбы «Узкое» и начала улицы Теплый Стан. Что же касается уровня Москвы-реки, то возвышенность превышает его на 130 метров.

   Древний град и посад
   Внутри Бульварного кольца
   Внутри Садового кольца
   Возле Камер-Коллежского вала
   Старинные окраины Москвы
В прошлое:
  
   Имя — история — культура
   В копилку знаний
   Антология поэзии о Москве
   Топонимический словарь
   Об авторе

Алексей Фатьянов

НАД МОСКВОЙ-РЕКОЙ ЗВЕЗДЫ СВЕТЯТСЯ
Над Москвой-рекой
Звезды светятся.
Хорошо б с тобой
Нынче встретиться.

Я б тебе сказал
Слово нежное,
Шли бы площадью
Мы Манежною.


Вышли б к Пушкину
Мы по Горького,
Там бы встретились
С ясной зорькою.


Показалось бы
Дивной сказкою
Нам с тобой шоссе
Ленинградское.


Если любишь ты,
Черноокая,
Мы очнулись бы
Только в Соколе.


Оказалась бы
Трасса длинная
Не длинней ничуть,
Чем Неглинная.


1959