На главную

Тропарево

Географическое название Тропарево принадлежало большому подмосковному селу, вошедшему в пределы нашего города в 1960 году. Нынешнее Тропарево — это обширная местность между Ленинским проспектом и Боровским шоссе. Ее приметные ориентиры — Центральный дом туриста, гостиница «Салют», стоящая почти на самом слиянии Ленинского проспекта и проспекта Вернадского, красивая церковь Михаила Архангела конца XVII века, построенная в стиле «нарышкинского барокко», и станция метро «Юго-Западная». У современных московских архитекторов наименование Тропарево ассоциируется с историей возведения в конце 60-х — начале 70-х годов экспериментального жилого массива, в ходе которого, как уточняет энциклопедия «Москва», «...отрабатывались методы монтажа различных типов зданий на основе Единого каталога строительных деталей». В качестве иронического комментария к информации об этом строительном эксперименте напомню: роль дома на условной улице Строителей из фильма «Ирония судьбы, или С легким паром» на самом деле сыграл дом в Тропарево на проспекте Вернадского — он расположен как раз напротив церкви Михаила Архангела.

Как тут не вспомнить ностальгические строфы одной из песен Вероники Долиной:


Мы не дети Арбата
Мы пришли на другие года.
Нас не пустят обратно.
Нас едва-то пустили сюда.

От детей Бирюлева до детей Тропарева
Голубая поземка метет.
Эти ноги здоровы.
Эти лица суровы.
Эти мысли никто не прочтет.

Меж Кузьминок недвижных,
Средь Лосинок неближних —
Растерялся и плачет простак.
Не отыщет тропинку
На родную Неглинку.
Не отыщет, бедняжка, никак!..

Поэтические метафоры Вероники Долиной понятны и объяснимы, но все же — если отойти от внешнего облика кварталов московских новостроек — не вполне корректны: история того же села Тропарева лишь отчасти менее богата и насыщенна, чем история улицы Неглинки, использованной поэтом как символ старинной Москвы в том же стихотворении-песне.

Такие известные историки прошлого, как И. Е. Забелин и С. Б. Веселовский, установили, что населенный пункт Тропарево упоминается в старинных документах, начиная с конца XV века, а название его было образовано по владельцу — как и у многих других подмосковных сел.

Родоначальником семейства Тропаревых был, по-видимому, некий Иван Тропарь, о котором есть такая запись в документе 1393 года: «Сентября в 21 день преставился Иван Михайлович, нарицаемый Тропарь, в бельцех и положен в своем монастыре на селе своем».

В одной из купчих грамот 1491 года фигурирует «Фомина земля Трепарева» — фамилию Тропаревых источники иногда приводят именно в таком написании, через е. Фома Тропарев, владелец села Тропарева, был известным в Москве сурожским гостем. О торговых людях из генуэзской колонии Сурож (Согдея) на Черном море, ныне известной как крымский поселок Судак, достаточно подробно рассказано в статье «Химки-Ховрино, Тушино, Сходня». Следует заметить, что земли к юго-западу от Москвы нередко становились вотчинами именно сурожан. Такова, например, история села Саларева в верховье реки Сетуни и его наименования.

В середине XV века оно принадлежало сурожскому гостю Даниилу Салареву. От Даниила Саларева оно было унаследовано его сыном Федором, а в середине XVI века относилось к числу владений Тимофея Саларева, по-видимому, внука Даниила. Как я уже говорил, сурожане были известны кроме своей торговой деятельности и как переводчики, а также как проводники, знатоки многих территорий и дорог, особенно южных окраин Русского государства. Из летописных источников известно, что в числе сурожан, которые сопровождали Дмитрия Донского на Куликовскую битву, были братья Саларевы — Михаил и Дементий. По существующему предположению, это были итальянцы Солари. Их прозвание, необычное на слух, русские переделали в Саларев. Итальянская фамилия Солари в какой-то мере могла бы соответствовать по своему смыслу русской фамилии Солнцев. Что же касается фамилии Тропарев, от которой был образован топоним Тропарево, то некоторые исследователи склонны видеть в ее основе нарицательное слово тропарь, обозначающее церковное песнопение в честь какого-либо праздника или святого. Слово тропарь — греческого происхождения (troparion); по какой-то причине оно могло превратиться в прозвище человека Тропарь, а затем — в фамилию Тропарев.

Вотчинники Тропаревы в XVI веке передали село в московский Новодевичий монастырь, во владении которого Тропарево пребывало два с лишним века. Как установила москвовед Н. П. Илышева-Введенская, в ту пору в Тропареве находился монастырский двор, управлявший хозяйством в селе и «тянувших» к нему деревнях, из которых к середине XIX века уцелело лишь Никулино. Сейчас этот топоним возродился в названии жилого массива Никулино, расположенного между Тропаревом и Олимпийской деревней.

Любопытное описание Тропарева дошло до наших дней благодаря сохранившейся писцовой книге 1627 года. К тому времени село было разорено в результате военных событий: «Новодевичья монастыря, что на Москве, вотчина село Тропарево, на Тропаревском враге, а в нем место церковное, что была церковь Чудо Архистратига Михаила; да в селе во дворе поп Наум Иванов, да двор монастырской, а в нем живут 3 крестьянина, да 7 дворов крестьянских, в них 12 человек, да 2 двора бобыльских, в них 2 человека».

Однако запустение в Тропареве царило недолго. Уже в 1693 году началось возведение прекрасной каменной церкви, а к началу XVIII века в селе было выстроено сорок новых крестьянских дворов. Впоследствии Тропарево привлекало москвичей не только своим живописным расположением, но и богатыми, большими монастырскими садами. Н. П. Илышева-Введенская разыскала данные старинной статистики, согласно которым в 1884 году в Тропареве было 60 дворов с населением более двухсот человек, земское училище, трактир. В советское время, перед Великой Отечественной войной, Тропарево было большим подмосковным селением: жило в нем более 800 человек.

Церковь Архангела Михаила стала одним из первых храмов, возвращенных верующим в годы «перестройки» — это произошло в 1989 году. Через год произошло маленькое чудо: помимо колоколов, специально отлитых для храма на одном из уральских заводов, церковь Архангела Михаила вновь обрела один из прежних собственных колоколов, который был сброшен с колокольни в дни закрытия церкви при советской власти. Этот колокол был подобран, спрятан и сохранен жительницей села Тропарева, благочестивой прихожанкой церкви. В возвращении колокола храму приняла самое деятельное участие труппа Театра на Юго-Западе; этот театр — одно из плодородных зерен русской культуры, достойная внимания достопримечательность современного Тропарева.

   Древний град и посад
   Внутри Бульварного кольца
   Внутри Садового кольца
   Возле Камер-Коллежского вала
   Старинные окраины Москвы
В прошлое:
  
   Имя — история — культура
   В копилку знаний
   Антология поэзии о Москве
   Топонимический словарь
   Об авторе

Аполлон Майков

МОСКВЕ
В день столетия Московского университета


Давно цари России новой,
Оставив стольный град Москвы,
В равнинах Ингрии суровой
Разбили лагерь у Невы;
Но духом ты, Москва, не пала
И, древнею блестя красой,
Ты никогда не перестала
Быть царства нашего душой.
Твой дух в одно его скрепляет;
Любовь к отчизне, как струя,
От сердца к сердцу пробегает
По целой Руси из Кремля.
Но ту любовь, с которой дикой
Пустыню любит – ты слила
С огнем науки и великой
О Руси мыслью облекла.
Связав минувшее с грядущим,
Забвенье с предков ты сняла,
И поколеньям ныне сущим
Ты мысль отечества дала.
Оно – в той вере величавой,
Что Русь живет в моей груди;
Что есть за мной уж много славы
И больше будет впереди;
Что в доле темной или громкой
Полезен родине мой труд
И что дела мои – потомки
Благословят иль проклянут...
Москва! в слезах подъемлю руки
К тебе, как к матери дитя,
В день драгоценный для науки,
В день приснославный для тебя!
О, пусть кричат трибуны злые –
Мы верим сердцу своему
Жива Москва – сильна Россия,
И Божий свет рассеет тьму!


1855