На главную

Измайлово

Древнее подмосковное село Измайлово известно с конца XIV века. В те далекие времена здесь, неподалеку от новой Владимирской дороги, начинался дремучий лес, который тянулся в сторону восхода солнца многие десятки километров и постепенно переходил в знаменитые муромские леса. На опушке леса и было расположено подмосковное Измайлово. В основе этого географического названия, по-видимому, лежит фамилия Измайлов.

Сама фамилия — русская, но, как и тысячи других, образована от нерусского, заимствованного из другого языка личного имени. Не стоит этому удивляться: практически у всех народов Европы, в самых известных европейских странах, очень мало таких личных имен, которые по происхождению являются чисто французскими, чисто немецкими, чисто английскими и так далее. У многих тюркоязычных народов преобладают также не чисто тюркские имена, а, например, арабские или иранские. Все это обусловлено прежде всего религиозными причинами. Разве кто-нибудь сейчас может сказать, что для русского языка не характерно использование имени Иван? Наоборот, оно встречалось и встречается сейчас довольно часто и иногда служит даже как бы обобщающим наименованием для русских. Иван — русское имя по его употреблению, по его функционированию в русской речи (произношению, изменению по падежам). Если же мы начнем подробно выяснять историю имени, то узнаем, что оно было заимствовано русичами, восточными славянами вместе с православием из греческого языка. В нем имя имело другой облик — Иоанн. В греческий же имя Иоанн попало из древнееврейского языка, где имело форму Иоханан. Оно представляло собой целую древнееврейскую фразу, которую можно перевести на русский язык как «Бог благоволит». Через христианскую религию имя Иоханан (Иоанн) попало не только в русский, но и во многие другие языки мира. Своеобразными «родственниками» русского имени Иван выступают: английское имя Джон, немецкое Иоханнес, Иоганн, французское Жан, итальянское Джованни, шведское Юхан, датское Йенс, испанское Хуан, арабское Юханна и другие.

Так и русское имя Измаил (церковная форма — Исмаил) корни свои ведет из древнееврейского языка: Йишмаэл означало у иудеев «услышит Бог». Еврейское имя было заимствовано и арабами, и англичанами (Ishmael — Ишмаэль), и итальянцами (Ismaele — Измаэле), и другими народами и культурами. В русской же разговорной речи оно исстари приобрело характерную форму — Измайло.

Некоторые исследователи связывают название села Измайлово с родом бояр Измайловых, однако достоверных свидетельств этому нет. Историк XIX века И. М. Снегирев допускал возможность иного происхождения, иной мотивировки этого топонима. Вот что он писал в своей работе «Воспоминания о подмосковном селе Измайлове, старинной вотчине Романовых», изданной еще в 1837 году:

«Доселе наверное не известно, от чего получило свое название Измайлово, принадлежавшее к Васильцову стану и упоминаемое в писцовых и приправочных книгах 1571 и 1574 годов. В Нижегородской губернии есть село Измайлово, откуда, по большей части, переселены были крестьяне на это место царями Михаилом Федоровичем, Алексеем Михайловичем и Федором Алексеевичем, которые обратили свое родовое увеселительное поместье в образцовое хозяйственное заведение».

Таким образом, это название могло быть перенесенным топонимом; в системе русских географических названий известны многие сотни и даже тысячи подобных случаев. Даже в нашей небольшой книжке вы найдете такой пример — московское название Лубянка было перенесено в наш город переселенными сюда жителями Новгорода.

Тем не менее все же существуют некоторые данные о том, что в XVI веке село действительно принадлежало роду бояр Измайловых. Происхождение самого рода Измайловых представлено в родословной кратким сообщением о том, что «...к великому князю Олегу Игоревичу Рязанскому выехал от племени ханска муж честен и храбр именем Шай, а по крещении названный Иоанном, со многими людьми. Внук сего Шая, Измаил Прокопьевич, имел праправнука Артемия Ивановича Измайлова, который был у царя и великого князя Михаила Федоровича в окольничих и послан великим послом в Польшу и Литву». Эта родословная опубликована в начале XIX века в книге «Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи».

Молодой московский царь Иван Васильевич, вошедший в русскую историю под именем Грозного, создавая себе надежную опору из ближних бояр и дворянской молодежи, одарил около тысячи человек подмосковными поместьями и вотчинами. Своему шурину, Никите Романовичу Юрьеву, царь дал две вотчины в Васильцовом стане Московского уезда — за селом Измайловом числились три деревни: Софроново, Меленки и Брюхово. А за селом Рубцовом — шесть: Хапилово, Черницыно, Сырково, Абрамцево, Кобылино и Орефцево.

Интересна история топонима Хапилово. На карте современной Москвы уже давно нет деревни Хапилово. Однако долгое время существовали восемь Хапиловских улиц. Сохранился Хапиловский пруд, а сторожилы района должны помнить и речку Хапиловку — приток Яузы, ныне забранную в трубу, как и многие другие московские речки и ручьи. Все эти названия восходят через наименование населенного пункта — деревни Хапилово — к антропониму, к русскому прозвищу Хапило. В давние времена предприимчивый мельник, носивший прозвище Хапило (означавшее не что иное, как просто «хапуга»), построил на том месте, где сливались речки Сосенка и Серебрянка, свой двор и плотину с водяной мельницей. Потом здесь выросла деревня, которую начали называть Хапилово и Хапиловской, а от нее уже пошли наименования речки, моста, нескольких улиц и даже Хапиловских бань.

После войны со шведами царь Алексей Михайлович решил устроить в Измайлове образцовое хозяйство. Из села Дмитровского Колдомской волости Костромского уезда за одно лето в Измайлово было переселено более 700 крестьянских семей. Так появилась слобода Колдомка, на месте которой в Измайлове сейчас проходит Никитинская улица — бывшая улица Колдомка. Топоним этот мог быть связан с физико-географической характеристикой данной местности. Сравните его, например, со словом колдоба (его вы можете найти в словаре В. И. Даля) и с другими, ему родственными — со значениями «котловина, ямина, налитая водою в разлив или от ключей», «ухаб», «глубокая рытвина». Эта версия не стала единственной: топонимист Р. А. Агеева считает, что не исключается и более древнее происхождение топонима Колдомка — угро-финское, а не русское, славянское. Сама же Никитинская улица получила свое имя в 1930 году в честь Гавриила Никитина, рабочего фабрики «Измайловская мануфактура», участвовавшего в вооруженном восстании в декабре 1905 года.

Село Измайлово было огромной царской вотчиной. Здесь существовали большие плодовые сады, огороды и оранжереи, в которых выращивались даже дыни, арбузы, виноград и хлопок. Здесь же размещался зверинец, где были собраны редкие звери и птицы. О его существовании сейчас напоминают названия нескольких улиц и переулков Измайловского Зверинца, а также Зверинецкой улицы. Тут же вырос стекольный завод, были возведены различные дворцовые постройки.

Село Измайлово издавна славилось ткацким промыслом. К середине XVIII столетия вокруг петровского Хамовного (ткацкого) двора, по берегам Яузы и речки Хапиловки стояли во многих местах еще шерстяные и шелкоткацкие заведения. Почти в каждой крестьянской избе работали ткачи-кустари, раздавался стук одного-двух станов. Развито было и рукоделие. Об этом напоминает и старинная песня:


Во селе, селе Измайлове,
Во приселочке —
Во Черкизове
У дуба зеленого
Сидит девка, что ягода,
Точит пояс разных цветов,
Семи шелков.

Шерстоткацкая фабрика купца Ивана Курдюкова, открытая впоследствии в деревянном здании на восточной окраине села Измайлова, явилась родоначальницей огромной Измайловской мануфактуры, в просторечии именовавшейся Измайловкой.

Давно исчезло подмосковное село Измайлово, его территория вошла в черту города. Как это часто бывает, название населенного пункта превратилось в несколько внутригородских топонимов. Нет ныне села Измайлова, но есть Измайловская улица, Измайловский проспект, Измайловская площадь, Измайловское шоссе, Измайловский проезд и даже улица Измайловский Вал (которая возникла на месте небольшого участка бывшего Камер-Коллежского вала, примыкавшего к Измайлову). Хорошо известен и любим москвичами Измайловский парк. Есть и две станции московского метрополитена — «Измайловская» и «Измайловский парк».

К северу от Измайловского парка проходят шестнадцать почти параллельных улиц. Это — топонимическое свидетельство, хотя и не лучшее, большого труда московских строителей, которые создали здесь большой и удобный жилой район. За свою близость к лесопарковому массиву улицы эти были названы Парковыми — от 1-й до 16-й Парковой.

Одна из центральных магистралей современного Измайлова — Сиреневый бульвар. Официальное присвоение названия ему состоялось 1 марта 1960 года. Связано оно с тем, что неподалеку от бульвара находится сиреневый питомник, а вдоль самой магистрали посажаны кусты сирени. Этот новый топоним удачно вписался в общую и традиционную систему московских внутригородских названий.

Но Измайлово не избежало и появления названий, ярко характеризующих советское время, типа Первомайская, Верхняя и Нижняя Первомайские улицы (названы после 1917 года) и Советская улица (1956 год), пустых и лишенных какой бы то ни было индивидуальности «производственных» наименований типа Заводской проезд (он идет параллельно Измайловскому проспекту, был так назван в 1940-е годы) и мемориальных топонимов, то есть названий-посвящений типа Щербаковская улица (наименование получила в 1922 году в честь коммуниста-революционера Петра Щербакова) и площадь Викторио Кодовильи (названа в 1970 году в честь председателя компартии Аргентины и деятеля международного рабочего движения).

Поскольку подобные топонимы явно выпадают из общей картины измайловской топонимии, скажу несколько слов о мемориальных городских топонимах в целом. Одним из основных и характерных топонимистических изменений советской эпохи стало возникновение десятков тысяч мемориальных топонимов и названий-посвящений, названий-символов. Возьмите хотя бы наименования самих населенных пунктов в Центральной России: Воровский, Гагарин, Дзержинский, Загорск, Калининград, Ленино, Ленинец, Менделеево, Ногинск, Некрасовский, Свердловский, Сеченево, Чехов, Чкалов и так далее. В период расцвета культа личности Сталина эта тенденция доходит до полного абсурда. В романе А. И. Солженицына «В круге первом» мы находим образное сатирическое описание культа личности в наименованиях советского времени: «Имя этого человека склоняли газеты земного шара, бормотали тысячи дикторов на сотнях языков, выкрикивали докладчики в началах и окончаниях речей, выпевали тонкие пионерские голоса, провозглашали во здравие архиереи. Имя этого человека запекалось на обмирающих устах военнопленных, на опухших деснах арестантов. По имени этому во множестве были переназваны города и площади, улицы и проспекты, школы, санатории, горные хребты, морские каналы, заводы, шахты, совхозы, колхозы, линкоры, ледоколы, рыболовные баркасы, сапожные артели, детские ясли — и группа московских журналистов предлагала также переименовать Волгу и Луну».

Но я бы хотел обратить ваше внимание на то, что мемориальные названия, то есть такие топонимы, которые официально утверждаются специальным указом для увековечивания и прославления ушедшего из жизни человека (и тем более — здравствующего), вовсе не являются частью традиционной русской топонимии. Наоборот, для нашей культуры они нехарактерны, нетрадиционны: до событий 1917 года мемориальные названия населенных пунктов, улиц, площадей были единичными. Среди названий городов — Екатеренбург, Екатеринодар, Павловск, Николаевск, Александрополь и некоторые другие, среди наименований улиц и площадей — метафорические образования типа Екатерининская улица, Николаевская улица и им подобные. Однако не следует приписывать и большевикам изобретение мемориальной топонимии. Модели и формы уже были. Вот они:

  1. Династические имена: Ярослав (князь) ® город Ярославль (город Ярослава, «Ярославский» город); Николай I, Николай II ® Николаевск, Новониколаевск.
  2. Династическая фамилия: Романовы ® Романов-на-Мурмане.
  3. Имена святых (небесных покровителей): св. Петр ® Санкт-Петербург; св. Елизавета ® Елизаветград.
  4. Фамилиарные имена (имена родственников): Екатерина, жена Петра I ® Екатеринбург.
  5. Глориальные (т. е. славящие имена героев).

Приведу суждение профессора В. П. Нерознака, высказанное им в публикации «Движение за возвращение исторических названий»: «основой для топонимистического новояза послужил набор десятка имен, включая псевдонимы профессиональных революционеров-марксистов, возглавлявших государственный переворот и перенявших власть. В стране произошла топонимистическая катастрофа, трагические последствия которой — тотальное уничтожение исторических названий. Можно уточнить: такой случай уже был и его можно назвать прецедентом «Александр Македонский в купальне Дария». После первой блестящей победы над Дарием Александр сказал своим сподвижникам: «Пойдем, смоем пот битвы в купальне Дария!» «не Дария, а Александра! — воскликнул один из друзей царя. — Ведь собственность побежденных должна не только принадлежать победителям, но и называться по их имени» (Плутарх. Александр и Цезарь, XX).

Но все же в топонимии Измайлова — в отличие от других районов столицы — не так болезненно ощущаются последствия советского периода истории нашей страны.

Любопытно, что топоним Измайлово — через название известного российского воинского подразделения — стал основой наименования проспекта в Петербурге. Измайловский проспект находится там между набережными реки Фонтанки и Обводного канала. Сама эта магистраль начала формироваться еще в 1762 году; в те времена это была дорога, которая проходила через слободу Измайловского полка. Позже на ее месте возник Вознесенский проспект, частью которого к началу XX века стал Измайловский проспект. Измайловский полк дислоцировался в этой части Петербурга в течении почти двухсот лет, но название получил именно по старинному подмосковному селу Измайлову.

А вот небольшой город Измаил на Украине, в Одесской области, некогда — знаменитая турецкая крепость Измаил (которую штурмом взяли русские войска под представительством А. В. Суворова в 1790 году, что во многом обеспечило перелом в русско-турецкой войне), по своему имени — лишь дальний «родственник» московского Измайлова. Топонимы эти объединяет через многочисленные исторические ступени и преобразования все тот же самый древний общий источник: личное имя Йишмаэл-Измаил.

   Древний град и посад
   Внутри Бульварного кольца
   Внутри Садового кольца
   Возле Камер-Коллежского вала
   Старинные окраины Москвы
В прошлое:
  
   Имя — история — культура
   В копилку знаний
   Антология поэзии о Москве
   Топонимический словарь
   Об авторе

Михаил Дмитриев

ПОКЛОННАЯ ГОРА
Там, на покатой горе, зеленели когда-то три дуба!
Хищный орел залетел и, усевшись под теми дубами,
Взглядом кровавым в добычу впился и готовил уж когти!
Был бы пир; да спалило грозою могучие крылья,
Перья ветер разнес, и засыпало зимним их снегом!


Там, за Москвой, на Поклонной горе зеленели те дубы!
Не орлу с той горы, а пришельцу-вождю легионов
Наша предстала Москва с золотыми своими верхами;
И, простершись во всю широту, ожидала безмолвно,
Жертва смиренная, жертва святая, да суд совершится!


А по полям шли полки, громовые катились орудья;
Двадцать народов теснились вокруг с знаменами Европы;
Двигалось все, и неслось, и жадно вторгалось; но страшно
Было идти им вдоль улиц безлюдных, безмолвных и слушать
В той тишине только топот копыт бесподковных их кoней!


Здесь, из-под этих дубов, он смотрел, выжидая посольства,
Наших сенаторов ждал, и бояр, и сердился, и кликал;
Только они не пришли, и торжественной не было встречи!
Правда, Москву в ту же ночь осветили и мы, да пожаром!
Сильный с тех пор под землей; а природа все вновь зеленеет!


О! как любил я смотреть в тишине на эти три дуба!
В тихом вечернем сиянье они – так мирно стояли!
Он же, под тению их, озиравший, как демон, святыню,
Не видал над своей головой, что звезда его гаснет!
Мрачно сошел он с горы; не сошел он с утеса Елены!


1 августа 1845 г.