На главную

Лужники

Когда смотришь на Лужники и на всю Москву сверху из-за реки, с самой высокой точки Воробьевых гор, радуешься, что ты — москвич, что это твой прекрасный город лежит внизу.

Здесь как-то особенно остро чувствуешь, понимаешь, что Москва — город при реке, город у реки, такой красивой и мирной. Как хорошо о ней написал Петр Вяземский:


Поившая своей волною
Давно минувшие века,
Там вьется светлой полосою
Смиренная Москва-река...


Вот и название Лужники не возникло бы, не будь здесь речной излучины и заливных лугов.

Лужники — одна из старых местностей Москвы. В наше время основной ее достопримечательностью стал стадион, расположенный как бы на дне огромной чаши.

Название Лужники происходит от слова лужник, означающего «небольшой луг, луговина среди луж, озерков». Этот народный географический термин вы можете найти в словаре В. И. Даля. Словом лужа в русском языке может называться не просто лужа — небольшое углубление на почве или ее покрытии, наполненное дождевой, подпочвенной или другой водой, но и небольшое озерко сезонного происхождения, появившееся, например, в результате разлива реки. И действительно, территория современных Лужников представляла собой луг, который заливался в половодье водой реки Москвы и на котором после ее спада оставалось много луж-озерков. Два таких озерка сохранились у Новодевичьего монастыря и были превращены в живописные пруды, существующие и поныне. Между озерками находились небольшие лужки. Совокупность таких лужков образовала обширное луговое пространство — лужники, ставшее впоследствии «государевыми лугами». Так возникло и название всей этой местности.

В пойме реки Москвы в пределах нашего города и в непосредственной близости от него было несколько похожих излучин. Здесь Москва-река течет по холмистой местности, о чем свидетельствуют названия, в составе которых часто встречается слово гора (мы к нему еще вернемся в этой статье): Воробьевы горы, Поклонная гора, Псковская гора (в Зарядье), Три горы (отсюда — название комбината «Трехгорная мануфактура», знаменитой московской «Трехгорки»), Вшивая (Швивая) горка близ устья Яузы и другие. Каждая излучина реки в половодье представляла собой прекрасные заливные луга. На такую особенность реки Москвы обратил внимание в своей книге «История города Москвы» историк И. Е. Забелин: «Поток Москвы-реки, как и всех почти мелких рек Московской области, в своем извилистом течении, беспрестанно поворачивая в разных направлениях, образует почти при каждом более или менее значительном повороте обширные луга, долины, которые нередко своим общим видом, окруженные высокими берегами, представляют действительные котловины. В отношении таких котловин высокие берега, разумеется, становятся горами».

Излучины в течении реки Москвы видны и в настоящее время у бывшего села Татарово (о чем упоминалось в рассказе об истории Кунцева и Крылатского), у Серебряного бора, у Воробьевых гор, у Симонова монастыря, в других местностях. Вполне вероятно, что везде в этих местах заливные луга в излучине реки назывались лужниками — как особая разновидность заливных лугов. Но это русское слово ныне исчезло из нашей речи, из живого употребления, оставив о себе память лишь в нескольких топонимах.

В документах XVII века упоминается дворцовая слобода Большие Лужники. Она находилась поблизости от нынешней улицы Бахрушина, которая в 1922—1959 годах именовалась Лужниковской, а до того — Лужнецкой (улица расположена в районе станции метро «Павелецкая»). Слобода эта фигурирует в историческом документе, в так называемой раздельной записи 1658 года: «К сей раздельной записи соленого ряду Левка Иванов Больших Лужников из-под Симонова вместо бабушки своей старицы Прасковье Тимофеевой по ее велению руку приложил». Кроме того, существовала слобода Лужники Малые Крымские, которая находилась в районе между современным Крымским мостом и улицей Большая Якиманка, названной так по приделу Иоакима и Анны при церкви Благовещения. Память о Крымских Лужниках некоторое время существовала в названии Лужниковского переулка, что близ Пятницкой улицы, в 1922 году переименованного в Вишняковский переулок (об истории этого топонима более подробные и любопытные сведения вы найдете в статье «Пятницкая улица»).

Поблизости от места, где расположен сегодня Центральный стадион, в XV веке находилось село Лужниково. В XVI веке, когда был построен Новый Девичий монастырь, здесь уже была дворцовая конюшенная слобода Лужники Малые Девичьи, или, по-другому, Лужники Малые. В настоящее время от названия этой слободы сохранилось три официальных наименования — Лужнецкая набережная, Лужнецкий проезд и Новолужнецкий проезд. Топоним Лужники встречается и в некоторых других местах Подмосковья, например село Лужники на левом берегу реки Оки неподалеку от города Ступино. Село это упоминается в XVI веке в писцовой книге по Каширскому уезду, а луга там отмечаются как основные угодья села: «Возле Оки реки от Коширы вверх выше Троицкого монастыря к государеве оброчной же деревне к Лужникам [относится. — М. Г.] того лугу 48 десятин» (запись 1579 года). В XVI веке в бывшем Московском уезде было село Лужники на реке Истре, пустошь на реке Клязьме.

Какова биография московских Лужников? Что было на этом месте сто, двести, триста лет назад? История этого района изучена недостаточно. Все же откроем те ее страницы, которые известны. Первое упоминание о Лужниках в документах относится в 1472 году. Главный документ — духовная грамота дмитровского князя Юрия Васильевича, в которой он завещает село Лужниково своему старшему брату великому князю Ивану III: «А господину своему, великому князю, даю свое селце Семчинское и з дворы з городскими, и с Лужниковым».

Это старое московское село было расположено в одном из красивейших предместий средневековой Москвы. Сейчас нам уже трудно представить себе иной панораму Москвы с Воробьевых гор, где на переднем плане в Лужниках раскинулся целый спортивный город. Именно здесь, в Лужниках, А. И. Герцен с Н. Н. Огаревым переезжали на лодке реку Москву, чтобы попасть на Воробьевы горы. Там они произнесли свою знаменитую клятву и оттуда любовались Москвой и Лужниками, которые находились тут же, под горой. Вот как об этом писал сам Герцен в «Былом и думах»: «В Лужниках мы переехали на лодке Москву-реку... Отец мой, как всегда, шел угрюмо и сгорбившись, возле него мелкими шажками семенил Карл Иванович... Мы ушли от них вперед и, далеко опередивши, взбежали на место закладки Витбергова храма на Воробьевых горах, запыхавшись и раскрасневшись, стояли мы так, отирая пот. Садилось солнце, купола блестели, город стлался на необозримое пространство под горой, свежий ветерок подувал на нас; постояли мы, постояли, оперлись друг на друга и, вдруг обнявшись, присягнули в виду всей Москвы, пожертвовать нашей жизнью на избранную нами борьбу».

В начале XVI века на левом низком берегу реки Москвы был возведен Новодевичий монастырь — крепость, закрывавшая врагу путь на Москву с юго-запада. С этого времени в Лужниках не раз происходили исторические события такого масштаба, которые должны быть всем знакомы хотя бы по школьному учебнику истории. Так, например, в 1571 году сюда вторглось войско крымского хана Девлет-Гирея, известного своим коварством, а в 1606 году здесь разместил своих ратников воевода князь Шуйский, готовившийся к решающему сражению с крестьянским войском Ивана Болотникова.

Лужники заселялись медленно. Одной из причин была постоянная опасность различного рода военных вторжений, а другая — то, что почти каждый год эта местность сильно затоплялась, наводнялась, ибо берег был низинным.

«Границы Москвы, — писал историк С. К. Богоявленский, — представляли из себя причудливую линию. Перепись 1683 г. и другие документы дают много указаний на заселенные места вокруг Земляного города. Если будем идти с запада на восток, то прежде всего отметим глубокий клин поселений на Девичьем поле. У самого вала протянулся в излучине Москвы-реки целый ряд слобод, из которых самой большой была Хамовная. Оторвавшись от этих слобод, за свободным полевым пространством, стояли дворы слуг Новодевичьего монастыря, а еще дальше, пройдя незастроенное пространство, найдем слободу Лужники. Таким образом, Девичье поле представлялось в виде нескольких сел, отдаленных друг от друга пустырями».

Переписи Москвы середины XVII века официально упоминают в 1638 году эту слободу как Лужники Новодевичьи, а также в 1653 году как «конюшенная слобода Лужники малые». Именно в материалах переписей мы находим подтверждение тому, что эта территория заселялась медленно: в 1638 году в слободе Лужники Новодевичьи отмечено лишь 15 дворов, в которых жило всего 18 человек! Правда, переписи учитывали тогда только взрослых мужчин. Интересно отметить, что жители десяти из пятнадцати дворов этой слободы занимались огородничеством — этому способствовали плодородные заливные земли лугов.

Здесь, «за Хамовной слободою против Воробьевых гор», находились и загородные дворы, огороды некоторых бояр, стольников, князей — московской знати. Традиция эта сохранилась и в более позднее времена. В XVIII веке, во времена царствования Екатерины II, в конфискованном имении Платона Мусина-Пушкина в Лужниках, как в старину писали, «летом каждый праздник и каждое воскресенье было многолюдное гулянье людей лучшего тона».

В середине XVIII века Москва была окружена земляным Камер-Коллежским валом, который разделил Лужники на две части — загородную и городскую. На валу была сооружена Лужнецкая застава для проезда в село Воробьево.

Топоним Лужники — название дворцовой слободы — отмечен на всех планах Москвы XVIII века и в примечаниях к ним. Вот первый геодезический план Москвы 1739 года, носящий название «План Императорского столичного города Москвы, сочиненный под смотрением архитектора Ивана Мичурина в 1739 году». На нем за Новодевичьим монастырем показаны пустые пространства и только у самого берега реки — несколько застроенных участков и среди них церковь Тихвинской иконы Богоматери в малых Лужниках. Луг около слободы носил название Васильевского. Разумеется, совсем не случайно все эти прекрасные заливные луга попали в ведение дворцовой Конюшенной канцелярии.

Во время страшного пожара 1812 года, когда из девяти тысяч зданий Москвы уцелело едва ли три тысячи, Лужники избежали печальной участи многих московских районов. Огонь не смог преодолеть то большое незастроенное пространство, которое отделяло Лужники от города.

В XIX веке почти вся обрабатываемая земля в Лужниках перешла в руки нескольких купцов, которые сдавали ее в аренду под огороды. В конце столетия здесь было несколько фабрик.

Прошли годы, облик Лужников разительно изменился. Благодаря усилиям тысяч людей, особенно молодежи, в августе 1956 года в день начала Спартакиады народов СССР в Лужниках был открыт самый крупный по тем временам в Европе стадион. О большом труде его создателей говорит хотя бы тот факт, что в результате произведенных тогда земляных работ уровень местности, на протяжении долгих веков регулярно затоплявшейся, поднялся в среднем на полтора метра! А топоним Лужники получил новую жизнь.

   Древний град и посад
   Внутри Бульварного кольца
   Внутри Садового кольца
   Возле Камер-Коллежского вала
   Старинные окраины Москвы
В прошлое:
  
   Имя — история — культура
   В копилку знаний
   Антология поэзии о Москве
   Топонимический словарь
   Об авторе

Владимир Ходасевич

ПО БУЛЬВАРАМ
В темноте, задыхаясь под шубой, иду,
Как больная рыба по дну морскому.
Трамвай зашипел и бросил звезду
В черное зеркало оттепели.

Раскрываю запекшийся рот,
Жадно ловлю отсыревший воздух, –
А за мной от самых Никитских ворот
Увязался маленький призрак девочки.


1918