На главную

Мещанская слобода

Москва постоянно строилась, расширялась, изменяла свои границы и элементы планировки. Появление новых названий в столице превратилось в XX веке практически в постоянный процесс, сопровождающийся не только печальными потерями, но и удачными обретениями. В период хрущевской «оттепели» в 1957 году на плане Москвы появился и такой новый топоним — проспект Мира. Проспект этот включил в свой состав несколько улиц, следовавших одна за другой: 1-ю Мещанскую, Троицкое шоссе, улицу Большую Ростокинскую, Большую Алексеевскую и частично Ярославское шоссе. Название это, как тогда было принято говорить, «знаменовало собой успех дела мира, широту развернувшегося международного движения за мир, внешнюю политику Советского государства».

Конкретным поводом, мотивом возникновения топонима стал Всемирный фестиваль молодежи и студентов, проходивший в Москве летом 1957 года. То был уже шестой по счету молодежный форум — первый состоялся в Праге в 1947 году. По проспекту Мира в день его открытия шествовали красочные, торжественные колонны делегатов и гостей фестиваля.

Фестиваль стал огромным событием и для самих москвичей, это была первая большая брешь в пресловутом «железном занавесе», позволившая советским людям познакомиться с тысячами гостей с разных континентов, из государств с иным политическим и экономическим строем. Старожилы Москвы, вспоминая 1957 год, говорят, что приезд иностранных гостей фестиваля в нашу столицу был сравним для москвичей с открытием новой страны.

Название проспект Мира образовано по известной в русской топонимии модели — имя существительное (или прилагательное) в форме родительного падежа. До XX века эта модель не была особенно продуктивной в названиях улиц; на заседаниях городской думы Москвы названия-посвящения в форме родительного падежа давали приютам, школам, больницам. Впервые в системе наименований улиц и переулков названия такого рода появились в начале XIX века. Это были 15 переулков Ямской Слободы. В середине XIX века возникли 1-я, 2-я, 3-я улицы Измайловского Зверинца. Подсчитано, что к концу XIX века в Москве существовал уже 21 городской объект с названиями в родительном падеже. Хочу обратить ваше внимание на то, что в московской топонимии такая модель была в принципе известна и в более ранние времена, например в XVII веке. Но тогда она реализовывалась преимущественно в названиях московских церквей: Бориса и Глеба, Всех Святых, Иоанна Предтечи, Тихвинской иконы Божией Матери, Никиты Мученика, Николы Явленного, Рождества Богородицы и т. д. В названиях же улиц города почти исключительной была форма именительного падежа существительного или прилагательного: улицы Никольская, Певчая, Посольская, Ильинка, Варварка — в Китай-городе, улицы Тверская, Чертольская, Знаменка, Воздвиженка, Арбат — в Белом городе.

Судя по собранной нами статистике, в начале XX века, например в 1903 году, в Москве было уже 35 городских топонимов в форме родительного падежа, то есть примерно два процента от общего числа названий. По происхождению своему они были народными, неофициальными, властям оставалось их только зафиксировать. Топонимы эти по структуре были, как правило, сложными, состояли из двух-трех слов и служили только ориентиром объекта — не будучи названиями-посвящениями, они лишь указывали на местоположение улицы, проезда, переулка: проезд мимо Петродворца, площадь около Храма Спасителя и другие. Любопытно, что первое послереволюционное переименование в Москве тоже имело форму родительного падежа — застава Ильича. В 1928 году географических названий в родительном падеже в Москве было уже почти пять процентов. Ныне — в последние годы XX века — из всей трехтысячной россыпи названий московских улиц, переулков, площадей наименования в форме родительного падежа составляют около 18 процентов. Замечу, что в период с 1917 по 1967 год в столице их было создано и присвоено в 3,5 раза больше, чем наименований в форме именительного падежа. В советский период по этой модели образовывались названия не только «отфамильные», в честь каких-то людей — улицы Кибальчича, Чехова, Миклухо-Маклая, бульвар Яна Райниса, набережная Максима Горького, но и названия символические — площадь Восстания, проспект Мира, шоссе Энтузиастов, улицы Новаторов, Строителей, Советской Армии.

Слово мир для русского человека всегда было дорого: народ наш миролюбив, добр и терпим — таковы наши национальные черты и историческая традиция. Дорого слово мир еще и потому, что слишком большое горе народам России принесли многочисленные войны, особенно самая разрушительная и страшная — Великая Отечественная. Поэтому новое название проспект Мира быстро и успешно прижилось на карте столицы. К тому же этот топоним удобен в употреблении.

Как уже было отмечено, при образовании проспекта Мира в него вошли несколько улиц и шоссе: Троицкое шоссе (бывшая оживленная Троицкая дорога, названная по ее направлению к Троице-Сергиевой Лавре), Большая Алексеевская улица, Большая Ростокинская улица, располагающаяся на месте бывшего села Ростокино, а также часть Ярославского шоссе, идущего по направлению на город Ярославль.

История этой магистрали связана с древней Москвой — корни ее уходят в далекое прошлое.

В 20-х годах отечественными учеными было сделано предположение о существовании у Кремлевского холма в XII веке двух больших сухопутных дорог. Одна из них, как считается, шла из Киева и Смоленска в Ростов Великий, Суздаль, Владимир и другие северные города. На территории современной Москвы она пересекала реку Москву у Новодевичьего монастыря, где был брод, и направлялась к современному Крымскому мосту вдоль ручья Вавилона, впадавшего в реку Москву, далее — к селу Киевцу, находившемуся в районе современной Пречистенской (Кропоткинской) набережной, у Хилкова переулка. Затем дорога шла по левому берегу реки до пересечения с другой дорогой — Новгородско-Рязанской. Эта дорога из-под холма и Китай-города проходила берегом реки примерно до современного Китайского проезда, поднималась по нему на север и шла по линии существующих ныне улиц Большая Лубянка, Сретенка, проспекта Мира; мимо древнего села Напрудского (в районе современной Трифоновской улицы), затем — по линии Ярославского шоссе и дальше.

В более позднее время дорога на северо-восток получила название Троицкой или Большой Троицкой. Ее называли еще иногда и Александровской. По этой дороге везли в Москву из Сибири железо и медь, меха и золото. С Камы и ее верховьев везли соль, из Архангельска — белорыбицу, красную рыбу. Из Вологды и Костромы по Большой Троицкой дороге шли возы с сушеными грибами, медом, разнообразными травами. Из Ростова Великого, славившегося в те времена своими огородами, везли овощи. Оживленность этого торгового пути способствовала тому, что дорога стала быстро обживаться, заселяться ямщиками, ремесленниками, торговыми людьми.

Основной составной частью нынешнего проспекта Мира стала бывшая 1-я Мещанская улица (а когда-то на карте столицы было четыре Мещанских улицы).

Свое наименование Мещанская улица получила по образованной в 1671—1672 годах Мещанской слободе (известной также под названием Новая Мещанская слобода). Почему слобода называлась Мещанской, ведь в наше время в таком имени звучит негативное отношение, отрицательная оценка? Потому, что была заселена поляками и выходцами из разных городов Польши — белоруссами, литовцами, украинцами. Жители же польских городов, горожане, по-русски назывались мещане (в старинных русских документах — местчане, месчане) от польского miasto «място — город». Название Мещанская создано по известной русской модели: имя прилагательное в именительном падеже, образованное от соответствующего существительного при помощи суффикса -к-, -ск-. Вот примеры: мещане — Мещанская, кузнецы — Кузнецкая, повара — Поварская, пушкари — Пушкарская и так далее.

Слобода эта образовалась в Москве после длительной войны с Польшей в царствование Алексея Михайловича, когда в Москве появилось много поляков. Одни по собственному желанию вместе со своими семьями приехали сюда на постоянное жительство, другие попали в плен и по освобождении из него не захотели возвращаться в Польшу.

В Москве жители Мещанской слободы нередко являлись должностными лицами в Посольском приказе и при Посольском дворе. Некоторые из них занимались покупками на Западе ефимков для государевой казны и имели своих агентов в западных и северо-западных русских городах. Ефимок — русское название серебряной монеты, появившейся в Западной Европе. В 1517 году в немецком городе Иоахимсталле (ныне — город в Чехии) граф Шлик начал чеканить крупную серебряную монету. Ее называли иоахимсталер. Слово было длинным и в то же время употребительным, поскольку монета отличалась большим хождением и спросом. Эти противоречия привели к усечению слова в талер. Из него впоследствии образовалось всем известное слово доллар. Первая часть длинного названия монеты иоахимсталер в форме ефимок закрепилась за русской денежной единицей, просуществовавшей до середины XVIII века.

Многие из жителей Мещанской слободы занимались торговлей и ремеслами. Среди них были лекари, живописцы, меховщики, ведавшие соболиной казной при русских послах в Польше, даже мастера по изготовлению окладов для икон. В документе того времени об одном таком мастере читаем: «...а на тот вышеописанный образный оклад и на венцы к образному киоту на оклад выдано святейшим патриархом из домовыя казны Новомещанския слободы мещанину серебряного дела мастеру Ивану Артемьеву 56 ефимков, весу в них 4 фунта без 3 золотников».

Мещанская слобода была самоуправлявшейся единицей, имела свою школу и богадельню. Она стала одной из первых слобод, при устройстве которой применили линейную застройку: на карте Москвы XVII века хорошо видны четыре параллельные улицы за пределами Белого города, идущие от Сретенской улицы по направлению к Напрудной и Переяславской ямским слободам.

Из всех Мещанских улиц свое название сохранила лишь 4-я, которая, впрочем, в наше время именуется просто Мещанской. 2-я Мещанская в 1966 году была переименована в улицу Гиляровского, в память об известном литераторе и журналисте, знатоке Москвы В. А. Гиляровском, который жил здесь в середине 1880-х годов. У него бывали А. П. Чехов и И. И. Левитан. В 1962 году получила новое название и 3-я Мещанская улица, теперь это улица Щепкина. Наименование дано в память о замечательном актере М. С. Щепкине, жившем в этом месте Москвы в последние годы своей жизни.

В дальнейшем топоним проспект Мира успел обрести вторую жизнь в составе другого имени собственного: в московском метро есть две станции «Проспект Мира» — кольцевая и радиальная.

   Древний град и посад
   Внутри Бульварного кольца
   Внутри Садового кольца
   Возле Камер-Коллежского вала
   Старинные окраины Москвы
В прошлое:
  
   Имя — история — культура
   В копилку знаний
   Антология поэзии о Москве
   Топонимический словарь
   Об авторе

Николай Некрасов

ДРУЖЕСКАЯ ПЕРЕПИСКА
МОСКВЫ С ПЕТЕРБУРГОМ
2. Петербургское послание


Ты знаешь град заслуженный и древний,
Который совместил в свои концы
Хоромы, хижины, посады и деревни,
И храмы Божии, и царские дворцы?
Тот мудрый град, где, смелый провозвестник
Московских дум и английских начал,
Как водопад бушует «Русский вестник»,
Где «Атеней»как ручеек журчал.
Ты знаешь град? – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!

Ученый говорит: «тот град славнее Рима»,
Прозаик «сердцем родины»зовет,
Поэт гласит: «России дочь любима»,
И «матушкою»чествует народ.
Недаром, нет! Невольно брызжут слезы
При имени заслуг, какие он свершил:
В 12-м году такие там морозы
Стояли, что француз досель их не забыл.
Ты знаешь град? – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!

Достойный град! Там Минин и Пожарский
Торжественно стоят на площадu.
Там уцелел остаток древне-барский
У каждого патриция в груди.
В купечестве, в сословии дворянском
Там бескорыстие, готовность выше мер:
В последней ли войне, в вопросе ли крестьянском –
Мы не один найдем тому пример...
Ты знаешь град? – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!

Волшебный град! Там люди в деле тихи,
Но говорят, волнуются за двух,
Там от Кремля, с Арбата и с Плющихи
Отвсюду веет чисто русский дух;
Все взоры веселит, все сердце умиляет,
На выспренный настраивает лад –
Царь-колокол лежит, царь-пушка не стреляет,
И сорок сороков без умолку гудят.
Волшебный град! – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!


Правдивый град! Там процветает гласность,
Там принялись науки семена,
Там в головах у всех такая ясность,
Что комара не примут за слона.
Там, не в пример столице нашей невской,
Подметят все – оценят, разберут:
Анафеме там предан Чернышевский
И Кокорева ум нашел себе приют!
Правдивый град! – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!

Мудреный град! По приговору сейма
Там судятся и люди и статьи;
Ученый Бабст стихами Розенгейма
Там подкрепляет мнения свои,
Там сомневается почтеннейший Киттары,
Уж точно ли не нужно сечь детей?
Там в Хомякове чехи и мадьяры
Нашли певца народности своей.
Мудреный град! – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!

Разумный град! Там Павлов Соллогуба,
Байборода Крылова обличил,
Там Шевырев был поражен сугубо,
Там сам себя Чичерин поразил.
Там, что ни муж, – то жаркий друг прогресса,
И лишь не вдруг могли уразуметь:
Чтo на пути к нему вернее – пресса
Или умно направленная плеть?
Разумный град! – Туда, туда с тобой
Хотел бы я укрыться, милый мой!

Серьезный град!.. Науку без обмана,
Без гаерства искусство любят там,
Там область празднословного романа
Мужчина передал в распоряженье дам.
И что роман? Там поражают пьянство,
Устами Чаннинга о трезвости поют.
Там люди презирают балаганство
И наш «Свисток»проклятью предают!
Серьезный град! – Туда, туда с тобой
Нам страшно показаться, милый мой!

1859