На главную

Преображенское

Топоним Преображенское, несмотря на свою «молодость» в сравнении с названием соседнего района Черкизово, связан в истории России с гораздо более значительными событиями и фактами.

Наименование бывшего подмосковного села Преображенского ассоциируется в первую очередь с именем царя Петра I, который провел здесь значительную часть своего детства и отрочества. Первый дворец в этом месте Подмосковья выстроил в 1650-х годах отец Петра, Алексей Михайлович, любивший охотиться в здешних местах — близ Собакиной пустоши и дороги на Черкизово. Поэтому царский дворец на берегу Яузы по своему первоначальному назначению был охотничьим. Однако, по свидетельству историков и москвоведов, дворец вскоре стал любимым местопребыванием царя, особенно после того, как он женился вторично и супругой его стала Наталья Кирилловна Нарышкина: например, в год свадьбы Алексей Михайлович жил в Преображенском с конца мая до глубокой осени. Дворец называли Нагорным, поскольку стоял он «на горе» — на высоком берегу Яузы, между современными Преображенской и Электрозаводской улицами.

Искусствовед Н. М. Молева в своей интересной книге «Древняя быль новых кварталов», рассказывая о Преображенском, справедливо пишет, что после смерти Алексея Михайловича дворец в Преображенском становится и вовсе постоянным жильем Натальи Кирилловны с маленьким Петром и дочерью Натальей; немного позже именно селу Преображенскому выпало стать тем местом, где в юношеских воинских «потехах» Петра были заложены основы будущей регулярной российской армии и ее элиты — гвардии: «Слишком неблагоприятно, да и попросту опасно становилось для них всех пребывание в Кремле, где власть находилась в руках детей Алексея Михайловича от первой жены — Марии Милославской. Расположенный на правом берегу Яузы охотничий дворец занимал примерно две с половиной десятины, но к нему было приписано по обеим сторонам реки около двадцати десятин. И в 1684 году по желанию Петра на левом берегу Яузы закладывается потешный городок — регулярная крепостца, земляная с деревянными частями, Прешбург. Годом позже в Прешбурге были построены две рубленные избушки с сенями для гарнизона потешных солдат. Здесь сосредотачивается руководство новыми воинскими частями, складываются новые учреждения по руководству государством, в частности возникает позднее Преображенский приказ (из него затем в России выйдут коллегии как прообраз министерств. — М. Г.) и Тайная канцелярия при нем, ведшая борьбу с политическими врагами Петра. Около Прешбурга проводятся маневры потешных войск, и здесь же спускается на Яузу найденных в амбарах Измайлова парусный бот — знаменитый ботик Петра, «дедушка русского флота»...» Кстати говоря, страхи Натальи Кирилловны не были беспричинными — именно из Преображенского в ночь с 7 на 8 августа был вынужден бежать в Троице-Сергиеву Лавру Петр во время знаменитого Стрелецкого бунта, спровоцированного царевной Софьей.

Почитатели творчества писателя Алексея Толстого легко вспомнят, что в его романе «Петр I» Преображенское фигурирует не единожды. Именно в Преображенском, если следовать за текстом романа А. Н. Толстого, произошло знакомство юного Петра с Алексашкой Меньшиковым: Алешка Бровкин и Меньшиков «однажды, закинув удочку в тихую и светлую Яузу, что вытекала из дремучих лесов Лосиного острова, увидели... на другом берегу мальчика, сидевшего подперев подбородок», — это и был Петр, будущий российский император. «Невдалеке, — продолжает писатель, — на пригорке, из-за липовых кущ поднимались гребнистые кровли Преображенского дворца. Когда-то он весь отражался в реке, нарядный и пестрый, — теперь зарос листвой, приходил в запустение».

Впоследствии (особенно в связи со строительством Петербурга) царский дворец в Преображенском пришел в еще большее запустение и был к началу XIX века полностью разобран. Преображенское стало более известно в ту пору как «солдатская Преображенская слобода». Именно этой слободе и военной истории села Преображенского обязаны своим появлением такие московские топонимы в этом районе, как Потешная улица (официально название улицы существует с конца XIX века), улица Девятая Рота (название известно с XVIII века; улица эта расположена неподалеку от станции метро «Преображенская») и некоторые другие. Прежние имена Электрозаводской улицы и Электрозаводских переулков — Генеральная улица и Генеральные переулки — появились не в связи с петровскими генералами, как ошибочно считают некоторые краеведы, а потому, что при Петре Алексеевиче стояла здесь на рубеже XVII и XVIII веков так называемая Генеральная канцелярия.

А что же известно о мотивировке и об истории самого названия Преображенское?

Как и десятки других подмосковных сел типа Троицкого, Покровского, Архангельского, Ильинского, Рождественского, Спасского и иных, Преображенское получило свое имя по православному храму, воздвигнутому в честь праздника Преображения Господня или Спаса Преображения. Преображенская церковь в этом селе существовала еще до Петра — при Алексее Михайловиче: в архивных документах название села впервые встречается в 1661 году. Новое каменное здание храма Спаса Преображения было выстроено на деньги местных жителей в 1768 году. Престольный летний праздник Преображения Господня был введен в церковный календарь приблизительно в IV веке и связан с событием из земной жизни Иисуса Христа, описанным сразу в трех Евангелиях — от Матфея, Марка и Луки.

Слово преображение в русском языке означает «изменение образа, облика». Христос явил чудо Преображения тогда, когда Его земной путь стал подходить к концу. А Его служение людям — к Пасхе страданий. Чудом Преображения Господня Он хотел оградить своих учеников от опасности уныния. Вот как об этом рассказывает нам евангелист апостол Матфей: «По прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возвел их на гору высокую одних, и преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет. И вот, явились им Моисей и Илия, с Ним беседующие. При сем Петр сказал Иисусу: Господи! Хорошо нам здесь быть; если хочешь, сделаем здесь три кущи... Когда он еще говорил, се, облако светлое осенило их; и се, глас из облака глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте. И услышав, ученики пали на лица свои и очень испугались. Но Иисус, приступив, коснулся их и сказал: встаньте и не бойтесь. Возведя же очи свои, они никого не увидели, кроме одного Иисуса. И когда сходили они с горы, Иисус запретил им, говоря: никому не сказывайте о сем видении, доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых» (Мф. 17, 1—9).

Историки христианства пишут, что до сих пор на горе Фавор — горе Преображения Господня — живет память о посещении ее Спасителем, а богословы объясняют само Преображение как открытие людям божественного света веры, пронизывающего весь мир, и как жажду просветления. Увидев свет Преображения Господня на горе Фавор и славу Христа, апостол Петр воскликнул: «Хорошо нам здесь быть!» С тех пор христианство, Церковь и вера стали постоянной радостью для человека, молящего о присносущном свете.

У праздника Преображения есть и народное название — «второй Спас» и «яблочный Спас». Вот что пишет об этом автор книги о русских православных праздниках В. С. Колесникова: «Для крестьянина он (яблочный Спас. — М. Г.) начинался с посещения церковной службы, на которую приносились для освещения плоды садов и огородов. Их до Преображения считалось грехом употреблять в пищу (кроме огурцов). Приносились в храм для освещения и колосья и семена нового урожая злаков — над ними совершалась молитва и окропление святой водой. Эти освященные колосья хранились в домах до следующего года и нового урожая. Следует добавить, что на Руси из всего множества созревающих фруктов и овощей к концу августа неизменно выделялись яблоки. Вот почему праздник Преображения часто называли еще и «Спасом яблочным», а наиболее распространенный сорт сочных и румяных кисло-сладких яблок — спасовками».

Одни из самых ярких поэтических строк, в которых упоминается праздник Преображения Господня, написаны Борисом Пастернаком. Это — стихотворение «Август» из романа «Доктор Живаго»:


...Вы шли толпою, врозь и парами,
Вдруг кто-то вспомнил, что сегодня
Шестое августа по старому,
Преображение Господне.

Обыкновенно свет без пламени
Исходит в этот день с Фавора,
И осень, ясная как знаменье,
К себе приковывает взоры.

...Был всеми ощутим физически
Спокойный голос чей-то рядом.
То прежний голос мой провидческий
Звучал, не тронутый распадом:

«Прощай, лазурь преображенская
И золото второго Спаса.
Смягчи последней лаской женскою
Мне горечь рокового часа..».


Топонимический ландшафт Преображенского в современной Москве сохраняет имя бывшего подмосковного села и слободы в нескольких названиях улиц. Это — Преображенская улица, Преображенская площадь и Преображенская набережная; топонимы возникли в XVIII—XIX веках. В 1922 году получила новое, более краткое наименование улица Преображенский Вал, до того называвшаяся улицей Преображенский Камер-Коллежский Вал. С Преображенской солдатской слободой связаны еще два названия — 2-я улица Бухвостова (топоним появился в 1922 году) и Суворовская улица. Улица Бухвостова выходит на Преображенскую улицу неподалеку от станции метро «Преображенская площадь». До 1922 года она носила имя 2-я Петровская, в память о Петре I и его роли в истории Преображенского. Современное название улицы мемориальное; справочник «Имена московских улиц» указывает, что этот топоним был создан в память Бухвостовых: одного из первых солдат русской регулярной армии — С. Л. Бухвостова, архитекторов С. А. Бухвостова и Я. Г. Бухвостова, строивших стены и башни Новоиерусалимского монастыря на реке Истре, собор в Рязани, кельи Моисеевского монастыря в Москве. Что же касается Суворовской улицы, то она свое имя получила не в честь великого русского полководца Александра Васильевича Суворова (его память увековечена в названии Суворовской площади, бывшей площади Коммуны). По одной из версий, улица была так названа в XVIII веке потому, что в этом месте (между улицами Девятая Рота и нынешней Электрозаводской) находилась канцелярия начальника штаба Преображенского полка Ивана Григорьевича Суворова, деда полководца А. В. Суворова. Другая версия связывает образование топонима Суворовская улица с фамилией одного из домовладельцев в Преображенском.

В ходе нашего топонимического путешествия в Преображенское следует, думаю, напомнить и о том, что Преображенский полк, основанный в 1687 году, был не только одним из старейших, но и славнейших полков русской гвардии. Значительны его воинские успехи и доблесть: полк отличился в войнах со Швецией (1700—1721 гг.), Францией (1812—1814 гг.) и Турцией (1877—1878 гг.). Полк был расформирован большевиками в 1918 году.

Хорошо известно в Москве и Преображенское кладбище. Основали его в 1771 году старообрядцы-федосеевцы во время страшной эпидемии чумы. В 1866 году здесь был основан Никольский мужской единоверческий монастырь. Термин единоверческий связан с одним из течений в старообрядчестве и означает «принадлежащий сторонникам объединения старообрядчества и официальной православной церкви». После 1991 года понемногу начал возрождаться и этот старообрядческий религиозный центр в Преображенском.

   Древний град и посад
   Внутри Бульварного кольца
   Внутри Садового кольца
   Возле Камер-Коллежского вала
   Старинные окраины Москвы
В прошлое:
  
   Имя — история — культура
   В копилку знаний
   Антология поэзии о Москве
   Топонимический словарь
   Об авторе

Александр Пушкин

ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН
Глава VII


XXXVI


Но вот уж близко. Перед ними
Уж белокаменной Москвы,
Как жар, крестами золотыми
Горят старинные главы.
Ах, братцы! как я был доволен,
Когда церквей и колоколен,
Садов, чертогов полукруг
Открылся предо мною вдруг!
Как часто в горестной разлуке,
В моей блуждающей судьбе,
Москва, я думал о тебе!
Москва... как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!!


XXXVII


Вот, окружен своей дубравой,
Петровский замок. Мрачно он
Недавнею гордится славой.
Напрасно ждал Наполеон,
Последним счастьем упоенный,
Москвы коленопреклоненной
С ключами старого Кремля:
Нет, не пошла Москва моя
К нему с повинной головою.
Не праздник, не приемный дар,
Она готовила пожар
Нетерпеливому герою.
Отселе, в думу погружен,
Глядел на грозный пламень он.


XXXVIII


Прощай, свидетель падшей славы,
Петровский замок. Ну! не стой,
Пошел! Уже столпы заставы
Белеют; вот уж по Тверской
Возок несется чрез ухабы.
Мелькают мимо будки, бабы,
Мальчишки, лавки, фонари,
Дворцы, сады, монастыри,
Бухарцы, сани, огороды,
Купцы, лачужки, мужики,
Бульвары, башни, казаки,
Аптеки, магазины моды,
Балконы, львы на воротах
И стаи галок на крестах.


XXXIX. XL


В сей утомительной прогулке
Проходит час-другой, и вот
У Харитонья в переулке
Возок пред домом у ворот
Остановился. К старой тетке,
Четвертый год больной в чахотке,
Они приехали теперь.
Им настежь отворяет дверь,
В очках, в изорванном кафтане,
С чулком в руке, седой калмык.
Встречает их в гостиной крик
Княжны, простертой на диване.
Старушки с плачем обнялись,
И восклицанья полились.


1827—1828