l
На главную

Сокольники

Сокольники не просто наименование обширного района на северо-востоке столицы. Для многих москвичей до сих пор Сокольники — это место отдыха в выходные дни. Территория парка культуры и отдыха «Сокольники» в четыре раза больше лондонского Гайд-парка.

Топоним Сокольники — старое московское название. Тайна его происхождения связана с одной из интересных страниц в истории Москвы, с русскими обычаями и традициями, в первую очередь — с соколиной охотой.

Как свидетельствуют исторические источники, в XIV веке была учреждена особая служба для поставки ловчих птиц на княжеский двор и обучения их для охоты. Княжеские слуги-сокольники участвовали со своими птицами и в самой охоте. Во всяком случае, к началу XV века соколиная охота при царском (великокняжеском) дворе была уже настолько популярна, что в разных городах и весях русского государства (как, например, в Переяславле-Залесском) были созданы сокольничьи слободы. Жители сокольничих слобод имели больше льгот по сравнению с другими слободами, получали от государей жалованные грамоты на различные привилегии. Историкам известна такая грамота, данная великим князем Василием Ивановичем сокольникам Переяславской слободы.

В XV веке территория московских Сокольников была местом великокняжеской соколиной охоты. Здесь был сокольничий двор с сокольней, сокольничья роща и, видимо, само поселение сокольников, которое позже, в XVII веке было известно под двумя именами — как деревня Зимникова (Сокольникова). Деревня эта нанесена и на карту Москвы середины XVII века, составленную современными историками и географами.

Каким образом возникло московское географическое название Сокольники? В основе этого топонима лежит имя существительное сокольник в форме именительного падежа множественного числа, показателем чего служит окончание -и-. Само же существительное состоит из корня сокол- и суффикса -ник, имеющего значение действующего лица (сравните русские слова истопник, проводник, художник и другие).

Вероятно, наименование это появилось в XVII веке и первоначально относилось к поселению сокольников, то есть людей, которые ухаживали за соколами, ястребами и кречетами, обучали их и вместе с ловчими птицами принимали участие в охоте.

Слобода находилась где-то между нынешними Русаковской улицей и улицей Сокольнический Вал. Кстати говоря, и поныне в этом районе Москвы существует улица Сокольническая Слободка. Позднее название Сокольники стало относиться не только к поселению, а уже ко всей этой старомосковской местности.

Названия поселений, слобод, где селились люди одной профессии, ремесла, занятия, очень часто имели форму множественного числа. Подобным образом выражалась не только информативность данного названия («здесь живут люди такой-то специальности»), но и своеобразная «кастовость», «цеховой» характер населения слободы. В XVII веке в Москве названия в форме множественного числа (именительного или родительного падежа) встречаются во многих больших европейских городах, например: улица Гарбары (Кожевники), улица Шкляры (Стекольщики), улица Панчошников (Чулочников) — в Гданьске; набережная Орфевр (Ювелиров), Тюильри (квартал Черепичников) — в Париже и т. д.

Память о поселении сокольников до настоящего времени сохраняется в топонимии столицы. В XIX веке при застройке Сокольничьего поля возникли восемь современных Сокольничьих улиц. К старинной Сокольнической роще примыкают площадь Сокольнической Заставы, улица Сокольнический Вал и Сокольнический переулок. На самой первой линии московского метро расположена станция «Сокольники». И до деления Москвы на округа и муниципалитеты все эти географические объекты находились на территории административного Сокольнического района столицы.

Есть в Москве и другие топонимы, связанные исторически с соколиной охотой, но они не имеют формы множественного числа, поскольку там не было поселения сокольников. Это улицы Соколиной Горы (сейчас их осталось пять) в восточной части Москвы в районе Измайлова (южнее Измайловского шоссе), где в XVII веке была еще одна сокольня, и в Измайловском лесу устраивалась царская соколиная охота.

В документах, относящихся к Московскому государству XVI века, встречаются названия населенных пунктов, связанные с соколиной охотой. В бывшем Московском уезде деревня Сокольникова, пустоши Сокольниково, Сокольникова и Сокольниковская; в бывшем Дмитровском уезде — деревня Малое Сокольниково; в бывшем Тверском деревня Сокольников. В Ростове Великом в XVII веке существовала слободка Сокольничья.

Царская соколиная охота требовала большого количества ловчих птиц. Их поставляли отовсюду из Заволочья, с Печоры, с Урала, из Сибири, с берегов Белого моря и т. д. Ловчих птиц русские государи выписывали даже из-за границы. В состав русских дипломатических миссий для этого часто включались сокольники. Так было, например, с посольством стольника Ильи Милославского и дьяка Леонтия Лазоревского в Царьград в 1643 году об этом наглядно свидетельствует отрывок из старинного документа: «Да съ ними жъ съ Ильею и съ Левонтиемъ послано для государевыхъ делъ государевыхъ людей: два человека переводчиковъ... да кречатниковъ, и сокольниковъ, и ястребниковъ».

Что же представляла собой соколиная охота, в которой было занято так много людей и которая оставила след в географических названиях на карте России и топонимии Москвы?

При царском дворе была птичья и зверовая охота. Птичьей охотой ведал — и нес полную ответственность сокольничий со своим помощником-подсокольничим. При них состояло много людей: ловчие, сокольники, кречетники, ястребятники, помытчики, птичьи стрелки, слуги при сокольне, кречетне, клобучные мастера, изготовляющие снаряжение для птиц и охотников, в частности клобуки, колпачки, которые надевались птицам на голову.

Соколиная охота существовала на Руси издавна. Родина соколиной охоты — Индия. Через Персию она была перенесена на Балканы, к фракийцам (при Александре Македонском). Позднее она распространилась по всей Западной Европе, а расцвета достигла в XVI веке при дворе французских королей. На Русь она пришла, скорее всего, с востока. О соколиной охоте упоминается еще в «Слове о полку Игореве» и в «Поучении Владимира Мономаха». Русские великие и удельные князья в качестве дани и подарков посылали татарским ханам дорогих соколов и кречетов. На некоторых московских монетах XIV века изображен всадник с соколом в руке — видимо, это князь, едущий на охоту.

В России соколиная охота получила особенно большое распространение в царствование Алексея Михайловича, отца Петра I. При нем она была доведена до небывалой роскоши, стала едва ли не первой среди царских охот. Именно при Алексее Михайловиче, который сам себя называл охотником «достоверным» (т. е. истым), были почти заново созданы соколиные дворы в Москве, и один из них в районе современных Сокольников.

В годы его царствования соколиная охота перешла в ведение Приказа тайных дел и вообще была окружена загадочностью и таинственностью. Главными людьми оставались «начальные сокольники». Они отвечали за сохранность птиц своих «статей» (пород) перед самим государем. Должность «начальник сокольников» была ответственна и почетна. Царь придумал специальный торжественный обряд «поставления сокольника в начальные», описание которого дошло до наших дней. Кстати говоря, при совершении этого обряда использовался специальный условный язык (разновидность арго), придуманный опять-таки самим Алексеем Михайловичем для особо важных случаев в охотничьих делах. Собственно говоря, это были простые сокращения слов, непонятные непосвященному человеку.

Главную роль в птичьей охоте играли именно соколы, особенно одна их разновидность — кречеты. Для самцов существовало специальное название — челиги. Птицы были самых разных расцветок — белые, красные, крапчатые. Они имели свои клички: Алмаз, Арап, Беляй, Золотой, Змей, Красной, Стряпчий, Яхонт и другие. О соколе по кличке Ширяй, которая стала основой нескольких московских топонимов и даже современного стадиона «Ширяево Поле» (опять-таки в районе Сокольников!), я уже упомянул в статье «Собачья площадка».

Кроме соколов, обучались и использовались в охоте почти все хищные птицы, которые бьют пернатую дичь сверху, снизу и вдогон: кобчики, дремлюги, ястребы и даже орлы. За каждым сокольником закреплялись определенные птицы. Вот как об этом сказано в одном из документов той далекой поры: «Парфентью самому: кречетъ сибирский цветный Гамаюнъ да челигъ цветный же Малец... А Парфентиева челига цветнаго Мальца держать Зотке. Ивашке челигъ цветный Палецъ, Афоньке Орелъ, Кизилбай... Кирсанке молодикъ цветный Анпрасъ да серый Арбасъ, да сибирский Армасъ. Протаске молодики, перелетный Нагай да серый съ крапинками Нечай».

Сначала хищных птиц нужно было просто приручить. Поэтому их «держали» — сажали в клетку, и специально приставленные для этого мальчики шумом — криками и погремушками — не давали им спать. После 3—4 дней вынужденного «бдения» птица впадала в состояние отупения, смирялась и давалась в руки. Затем ее надо было «искоблучить», т. е. приучить носить на своей голове колпачок-клобук, не бояться и не сбрасывать его. После чего птицу начинали «водить». Заключалось это в том, что ее приучали есть с руки мясо — сначала в помещении, затем в поле. Одновременно она привыкала к людям, лошадям, собакам. Очень важным элементом обучения ловчей птицы был «выпуск» и «напуск». На этом этапе сокола приучали бить дичь, поначалу мертвую, затем — связанную, а потом уже и свободную. Завершало обучение «ворочание». Необходимо было заставить птицу научиться после каждого ее удара возвращаться и садиться на руку сокольника по его призыву.

Процесс соколиной охоты блестяще описан многими русскими писателями. Яркое и исторически точное описание дано в романе Алексея Константиновича Толстого «Князь Серебряный».

Как же впоследствии сложилась судьба Сокольничьей рощи и Сокольничьего поля? Уже в начале XVIII века роща стала одним из любимых мест загородного отдыха жителей Москвы. Кстати, в ту эпоху благодаря Петру I и возник сокольнический топоним — Майский просек. Надо сказать, что царь Петр Алексеевич, не в пример своему отцу, охоту не любил — ни зверовую, ни псовую, ни соколиную, поскольку она «от дел царских отвлекала и от славы к бесславию уводила». Но все же Сокольничья роща Петра привлекла. Именно по его приказу в роще была прорублена Майская аллея — Майский просек. Как выяснил москвовед И. К. Мячин, молодой царь устраивал здесь пирушки для своих друзей из слободы Кукуй — иноземных мастеров и ремесленников: в день празднования весны 1 мая на майской аллее накрывали специальные столы, расставляли вина, закуски, всякую снедь — и начиналось застолье! Так что бессмысленно искать в топониме Майский просек связь с маевками и рабочим движением начала XX века.

С конца XVIII века в Сокольничьей слободе разрешено было селиться купцам и мещанам. Вот как описывалась слобода в приложении к одному из планов столицы конца XVIII века: «Сокольничья слобода ведомства Обер-Егермейстерской конторы. Под селением — 9 дес., сенокоса — 40 дес., леса — 8 дес., неудобной (земли) — 2 дес. На суходоле при оной слободе стоит Сокольничей двор деревянной и при Камер-Коллежском вале небольшая у проселочной дороги застава деревянная (Сокольническая), лес строевой; незаселенная выгонная земля лежит впусте». Территория эта стала активно застраиваться лишь во второй половине XIX века. Но все же Сокольники для москвичей продолжали оставаться (вплоть до 30-х годов нашего столетия) дачным местом.

Ловчих же птиц и охотников-сокольников в Москве сейчас практически нет. Одно из необычных исключений — соколы, стоящие на довольствии в Главном управлении охраны, в подразделении, охраняющем Кремль. Системам спецсвязи и прочей хитроумной аппаратуре весьма мешают вороны, голуби, галки. Для борьбы с ними никакое оружие, никакое приспособление не годится. Пришлось обучить премудростям соколиной охоты нескольких военнослужащих из кремлевского полка охраны.

Да и в Сокольниках сейчас другие времена — гуляют родители с маленькими детьми, толпятся посетители выставок, тренируются спортсмены. Нет даже древних деревьев, которые бы видели царскую соколиную охоту и дожили бы до наших дней. Но память о веках минувших верно хранят географические названия, о чем свидетельствуют строки Льва Ошанина:

А в Сокольниках, как живые,
Сосны старые до небес,
Стрелы — просеки лучевые —
Здесь летят в соколиный лес.

 

На севере «соколиный лес» — Сокольники — граничит с известным заповедником «Лосиный остров». Граница проходит по реке Яузе и Ростокинскому проезду. Собственно говоря, Сокольнический парк и лесопарк — это часть огромного зеленого клина, «легких» Москвы, на ее северо-востоке, снабжающего нас кислородом. На карте этот клин очень хорошо виден — он проходит с северо-востока через кольцевую автостраду, пересекая ее, вниз, преодолевает Окружную железную дорогу и, дойдя до Яузы, как бы рассыпается — превращается за ее голубой линией в сокольнический парковый круг, лучи-просеки и полукружия.

   Древний град и посад
   Внутри Бульварного кольца
   Внутри Садового кольца
   Возле Камер-Коллежского вала
   Старинные окраины Москвы
В прошлое:
  
   Имя — история — культура
   В копилку знаний
   Антология поэзии о Москве
   Топонимический словарь
   Об авторе

Василий Казин

* * *


Пусть другим Тверские приглянулись.
Ну а мне, кажись, милей Кремля,
Скромница из тьмы московских улиц,
Улица Покровская моя.


Как меня встречают по-родному
Лица окон, вывесок, дверей
В час, когда домой или из дому
Я шагаю, полный дум, по ней!


Почеломкаться теснятся крыши,
Подбодрить стремятся этажи:
Ведь отсюда в шумный мир я вышел
Биться жизнью о чужую жизнь!


1925