На главную

Смоленский бульвар

В Старой Москве Смоленская дорога проходила через современную Арбатскую площадь, саму улицу Арбат и вблизи от современного Бородинского моста выходила к Москве-реке. От самого Кремля улица вдоль этой дороги называлась Смоленской. Теперь же Смоленская улица составляет лишь небольшой ее участок — от Смоленской площади до Бородинского моста (само же название улицы известно с XVI века).

Смоленская площадь сейчас чаще ассоциируется с Министерством иностранных дел России, которое расположено в высотном доме сталинской эпохи и является одним из символов отечественной дипломатии второй половины двадцатого века. Площадь возникла в двадцатые годы XIX века в районе Земляного вала и бывших Смоленских ворот Земляного города. Смоленский рынок упоминается в старинных московских хрониках еще в XVII веке. Был он большим: представьте себе часть современного Садового кольца от Смоленской площади до Проточного переулка. Во второй половине XVIII века территорию вокруг нее застроили трактирами, кабаками, мясными и рыбными лавками. Так появилось здесь много каменных и деревянных домов. Когда же в первой половине прошлого столетия сформировалась Смоленская площадь, то на ней возник толкучий рынок, подобный Сухаревскому. Исчез же он уже в середине 20-х годов XX века.

Заметим, что другая площадь — Смоленская-Сенная (что расположена между Смоленским бульваром и Смоленской площадью) — названием своим обязана другому московскому рынку: в XVII—XIX веках тут был специальный Сенной рынок.

Смоленский бульвар возник в 20-х годах XIX века после сноса знаменитого Земляного вала, по линии которого сейчас и проходит Садовое кольцо. Он также получил свое название по Смоленской дороге (немногие московские старожилы помнят ныне, что и Белорусский вокзал когда-то назывался Смоленским вокзалом, но это уже другая часть Москвы, удаленная от Арбата).

Ну, а какова же история, каков смысл самого имени города Смоленска? — можете вы спросить. Это один из древнейших русских городов, первое упоминание в летописи о нем сделано было еще в 863 году! Ученые обычно связывают топоним Смоленск со словом смола: по такой версии Смоленск был городом, где жили смоляне — люди, занимавшиеся производством смолы. Правда, есть и еще одна гипотеза. Ее авторы напоминают, что названия жителей, оканчивавшиеся на суффикс-формант — ане, в языке Руси в древности обычно были связаны не с родом деятельности этих людей, а с характером местности или гидронимами. Но польский славист С. Роспонд попытался объяснить название города через те славянские корни, которые есть в словах, означающих «черная, болотистая земля». «чернозем». Косвенные доказательства этому есть и в русских былинах — Илья Муромец ехал в Киев из Мурома «дорогою прямоезжею», которая «залегла ровно тридцать лет, чрез те леса брынские, чрез черны грязи смоленские».

В древнерусском языке название города в верховьях Днепра имело другую форму — Смолънъскь, которая в связи с процессом так называемого падения редуцированных гласных (то есть кратких) — утратой кратких гласных и превратилась в современное слово Смоленск. Смоленск — действительно один из самых древних русских городов. «Повесть временных лет» упоминает его уже в известном рассказе о местах расселения славянских племен: «...от нихъ же Кривичи, иже седять на верх Волги, и на верх Двины, и на верх Днепра, их же град есть Смоленск».

А что известно о происхождении слова бульвар? В современном русском языке оно означает «широкая аллея посреди городской улицы или вдоль набережной». Есть оно и практически во всех европейских языках, например в немецком — Boulevard, английском — boulevard, в частности — и в славянских: в украинском — бульвар, белорусском — бульвар, болгарском — булевард, сербохорватском — булевар, чешском — bulvаr, польском — bulwar. В русской речи слово бульвар впервые появилось во второй половине XVIII века. Как свидетельствует автор двухтомного «Историко-этимологического словаря современного русского языка» профессор П. Я. Черных, едва ли не первое его упоминание в русских письменных текстах относится к 1771—1773 годам и содержится в описании парижских улиц и их названий в «Журнале путешественника»: «...ездили на Бульвар прогуливаться» (с прописной буквы, как топоним). Любопытно, что Н. М. Карамзин в своих «Письмах русского путешественника» не только описал парижские бульвары, но и объяснил в какой-то мере этимологию этого слова.

В конце XVIII — начале XIX века слово бульвар по-русски писали в форме булевар. Это понятно, поскольку в ту пору заимстованные из других языков слова и названия писали, стараясь передать «буква в букву» написание в языке-источнике. Например, фамилию французского писателя-энциклопедиста Дидро в письмах Екатерины II мы с вами найдем в форме Дидерот, поскольку по-французски ее следует писать так — Diderot. Слово бульвар было заимствовано русским языком также прямо из фанцузского — boulevard, отсюда и первоначальное его написание булевар. Однако уже А. С. Пушкин использовал в стихах и письмах только форму современную — бульвар. Помните знаменитые строки из первой главы «Евгения Онегина»? «Покамест в утреннем уборе, / Надев широкий боливар, / Онегин едет на бульвар / И там гуляет на просторе, / Пока недремлющий брегет / Не прозвонит ему обед».

В самом французском языке слово boulevard — тоже заимствованное, а не родное французское. Во французской речи оно существует с XIV века, и в старофранцузском языке имело форму boloart. Оказывается, французы позаимствовали его у голландцев: в голландском языке (фламандском) языке и сейчас есть слово bolwerk, означающее «крепостной вал», «бастион». Так что мы имеем здесь дело с простой метонимией — переносом слова по смежности: словом boulevard французы именовали первоначально стену городских укреплений, а после ее демонтажа — зеленую аллею, которую устраивали на месте былых укреплений. Можно сказать, что из Франции в Россию пришло не только слово бульвар, но и практика создания аллей с деревьями, кустами, газонами, фонтанами на месте былых оборонительных укреплений.

   Древний град и посад
   Внутри Бульварного кольца
   Внутри Садового кольца
   Возле Камер-Коллежского вала
   Старинные окраины Москвы
В прошлое:
  
   Имя — история — культура
   В копилку знаний
   Антология поэзии о Москве
   Топонимический словарь
   Об авторе

Александр Пушкин

ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН
Глава VII


XXXVI


Но вот уж близко. Перед ними
Уж белокаменной Москвы,
Как жар, крестами золотыми
Горят старинные главы.
Ах, братцы! как я был доволен,
Когда церквей и колоколен,
Садов, чертогов полукруг
Открылся предо мною вдруг!
Как часто в горестной разлуке,
В моей блуждающей судьбе,
Москва, я думал о тебе!
Москва... как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!!


XXXVII


Вот, окружен своей дубравой,
Петровский замок. Мрачно он
Недавнею гордится славой.
Напрасно ждал Наполеон,
Последним счастьем упоенный,
Москвы коленопреклоненной
С ключами старого Кремля:
Нет, не пошла Москва моя
К нему с повинной головою.
Не праздник, не приемный дар,
Она готовила пожар
Нетерпеливому герою.
Отселе, в думу погружен,
Глядел на грозный пламень он.


XXXVIII


Прощай, свидетель падшей славы,
Петровский замок. Ну! не стой,
Пошел! Уже столпы заставы
Белеют; вот уж по Тверской
Возок несется чрез ухабы.
Мелькают мимо будки, бабы,
Мальчишки, лавки, фонари,
Дворцы, сады, монастыри,
Бухарцы, сани, огороды,
Купцы, лачужки, мужики,
Бульвары, башни, казаки,
Аптеки, магазины моды,
Балконы, львы на воротах
И стаи галок на крестах.


XXXIX. XL


В сей утомительной прогулке
Проходит час-другой, и вот
У Харитонья в переулке
Возок пред домом у ворот
Остановился. К старой тетке,
Четвертый год больной в чахотке,
Они приехали теперь.
Им настежь отворяет дверь,
В очках, в изорванном кафтане,
С чулком в руке, седой калмык.
Встречает их в гостиной крик
Княжны, простертой на диване.
Старушки с плачем обнялись,
И восклицанья полились.


1827—1828