На главную

Красная площадь

Топоним Красная площадь – особый символ и памятник Москвы и всей России.

С самого своего возникновения Красная площадь стала главной площадью Москвы. Причиной ее появления была насущная потребность расширить пределы города, его важных составных частей, в данном случае – торга, вывести его за пределы переполненного Кремля, но не менее важной причиной были и стратегические задачи укрепления обороны столицы. Ученые сходятся на том, что площадь появилась в конце XV века, а точнее – в 1493 году, когда за пределы Кремля был перенесен торг и когда указом Ивана III было предписано снести деревянные постройки вокруг Кремля, которые часто горели и тем самым представляли большую опасность. Вот тогда-то у восточной кремлевской стены и была организована площадь для мелкой торговли.

Поначалу на настоящую площадь она походила мало. Это был действительно рынок: здесь стояли шалаши, палатки, лотки, на лотках шла разнообразная торговля. Чуть позже площадь стала и своеобразным московским форумом. Время от времени выходили царские указы, запрещавшие строить на площади дома и большие торговые лавки. Но постройки эти появлялись вновь, так как народу здесь собиралось много и торг буквально кипел. Как самое людное место города, площадь стала и прибежищем преступников, мятежников и всякого недовольного люда. С другой стороны, ей было суждено стать и местом проведения расправ над бунтовщиками – вспомните казнь мятежных стрельцов в начале царствования Петра I. Здесь же оглашались, читались некоторые царские указы, собирались бояре, разные должностные лица высокого ранга, купцы и обсуждали важные для государства вопросы – такие, как, например, вздорожание хлеба. На площади проходили и торжественные церемонии, связанные с коронацией царей, крестные ходы. Это была на самом деле главная площадь города, ее политический и торговый центр.

Деревянные торговые постройки на площади часто горели, и поэтому площадь носила название Пожар. В исторических, архивных документах оно зафиксировано только в XVII веке, но несомненно существовало и намного раньше. Народ стекался сюда, чтобы послушать, «что говорят на Пожаре».

Важная роль площади в жизни столицы государства заставляла горожан заботиться о ее внешнем облике. Во второй половине XVII века она была обстроена красивыми зданиями. Через ров, проходивший вдоль кремлевской стены, перебросили мосты (к Никольским и Фроловским, ныне – Спасским воротам), которые сразу «обросли» лавчонками. С юга, как мы уже говорили, к тому времени площадь украшал собор Покрова Пресвятой Богородицы. Именно в ту пору она стала по-настоящему Красной – «красивой», и тогда-то название Красная попало в документы и утвердилось официально. Практически все дальнейшее развитие площади: перестройка торговых рядов, появление других зданий – было направлено и на то, чтобы оправдать наименование.

Один из исследований истории Красной площади И. К. Зеленецкий считал, что название ее имеет другое происхождение. По его мнению, к моменту своего появления площадь не была столь красивой, чтобы такой признак стал основой названия. На ней были рвы, ямы, непролазная грязь, плохонькие постройки. А наименованием своим она была обязана находившимся на ней торговым рядам, которые в русском языке называются красными. И. К. Зеленецкий приводил в пример Тулу, где Красная площадь получила свое имя якобы потому, что на ней существовали торговые – красные – ряды (в качестве аналогии исследователь называл и Театральную площадь в Москве, названную по стоящим на ней театрам). Вряд ли эту гипотезу можно считать убедительной. Достаточно сказать, что далеко не все и не всякие торговые ряды на Руси и в России назывались красными, а только лишь те, в которых торговали тканями или, как пишет В. И. Даль, «аршинным товаром». Красные ряды – реалия, свойственная сравнительно небольшим (по сравнению с Москвой) городам – таким как Рязань, Кострома, Тула. В Москве же на Красной площади, главном рынке государства, красных рядов вообще не было. Торговля аршинным товаром здесь велась более специализированно. Привозные, заморские ткани – в Крашенинном ряду, сукна – в Суконных рядах, большой ассортимент аршинного товара продавался в Кружевном золотом ряду, в Холщовом и некоторых других.

С веками торговля на Красной площади становилась все шире. В XVII веке здесь шумел большой, оживленный торг. Своеобразным товаром торговали на мосту Фроловских ворот: рукописными и печатными книгами, тетрадями, лубочными картинками, заграничными гравюрами, или «грамотностью», как тогда говорили.

Именно благодаря такому признаку – основному своему предназначению – площадь имела еще одно название: Торговая. В те времена строгой официальной закрепленности географических названий не существовало, и поэтому одновременно могло бытовать несколько названий одного и того же объекта. Название Красная как единственное официально было закреплено за площадью значительно позднее; по данным П. В. Сытина, это произошло лишь в XIX веке. Торговая же функция Красной площади частично сохранилась до наших дней: сейчас здесь находится ГУМ, один из главных торговых центров страны.

Благодаря исследованиям историков удалось установить, что самым ранним названием площади было не Пожар и не Красная, а Троицкая. Так именовалась она в XVI веке – по церкви Святой Троицы, стоявшей на крутом обрыве над Москвой-рекой (именно там, где сейчас храм Василия Блаженного).

И все же: какова истинная история и мотивировка топонима Красная площадь?

В древнерусском языке и в современных русских народных говорах слово красный употребляется тогда, когда говорят о чем-то хорошем, важном или, как пишет В.И. Даль в своем словаре, «о доброте, красоте: красивый, прекрасный, превосходный, лучший». То, что имело при себе определение красный, было лучшим, хорошим: красный угол, – «красиво убранный угол с иконами, главный в избе», красное крыльцо – «главное, парадное и самое красивое крыльцо» (как будет видно для объяснения мотивировки названия Красной площади), красная девица – «красивая, хорошая, пригожая», красная строка, красное словцо и многое другое.

К сожалению, отчасти не замеченным историками, филологами, топонимистами оказалось исследование Г. Я. Мокеева и В. Д. Черного о Красной площади в Кремле времен Дмитрия Донского. Эти московские ученые на основе архивных документов смогли доказать, что первоначально Красная площадь находилась внутри Кремля – там, где сейчас расположена часть Соборной площади. Внутри Кремля также первоначально располагалось и Лобное место. Мотив образования топонима был прост: на Красную площадь выходило Красное крыльцо дворца («центральное, главное, самое важное, официальное»), на которое вели три Красные лестницы. Под Красным крыльцом (недавно восстановленным московскими реставраторами и архитекторами), между лестницами, были ворота, которые носили название Красные. Таким образом, небольшая площадь, примыкавшая к Красному крыльцу, самым естественным образом получила наименование Красная. Другими словами, произошел перенос имени Красное (Красная) с одного объекта на другой на основе их смежности, связи в пространстве, в жизни. Если вы не слишком ленились заглядывать в учебник русского языка, то легко вспомните: такие переносы называются в лингвистике метонимией. Название Красная очень быстро привилось к площади, ведь она тоже была центральной, важной, официальной. Красным назывался даже дворцовый сад на набережной, примыкавший к Красной площади с юга-запада. Современный топоним Красная площадь – второй перенос: он произошел, когда площадь, как уже было сказано выше, была выведена за стены Кремля. Наименование быстро привилось и на новом месте. Так что схема образования топонима Красная площадь действительно не сводится к простому превращению прилагательного красная (красный) в имя собственное, а была исторически более сложной: красное – Красное крыльцо – Красная площадь [в Кремле] (+Красные лестницы, Красные ворота, Красный сад) – Красная площадь [за стеной Кремля].

В заключении можно напомнить и о том, что Красная площадь («главная», «центральная», «красивая» и пр.) существует не только в Москве, но и в некоторых других старинных городах России, например в Суздале, Переславле-Залесском, Ельце. В городе Переславле-Залесском, что на Плещеевом озере, на Красной площади звучал вечевой колокол, а в княжеских теремах на Красной площади в 20-е годы XIII века родился Александр Невский.

   Древний град и посад
   Внутри Бульварного кольца
   Внутри Садового кольца
   Возле Камер-Коллежского вала
   Старинные окраины Москвы
В прошлое:
  
   Имя — история — культура
   В копилку знаний
   Антология поэзии о Москве
   Топонимический словарь
   Об авторе

Александр Пушкин

ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН
Глава VII


XXXVI


Но вот уж близко. Перед ними
Уж белокаменной Москвы,
Как жар, крестами золотыми
Горят старинные главы.
Ах, братцы! как я был доволен,
Когда церквей и колоколен,
Садов, чертогов полукруг
Открылся предо мною вдруг!
Как часто в горестной разлуке,
В моей блуждающей судьбе,
Москва, я думал о тебе!
Москва... как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!!


XXXVII


Вот, окружен своей дубравой,
Петровский замок. Мрачно он
Недавнею гордится славой.
Напрасно ждал Наполеон,
Последним счастьем упоенный,
Москвы коленопреклоненной
С ключами старого Кремля:
Нет, не пошла Москва моя
К нему с повинной головою.
Не праздник, не приемный дар,
Она готовила пожар
Нетерпеливому герою.
Отселе, в думу погружен,
Глядел на грозный пламень он.


XXXVIII


Прощай, свидетель падшей славы,
Петровский замок. Ну! не стой,
Пошел! Уже столпы заставы
Белеют; вот уж по Тверской
Возок несется чрез ухабы.
Мелькают мимо будки, бабы,
Мальчишки, лавки, фонари,
Дворцы, сады, монастыри,
Бухарцы, сани, огороды,
Купцы, лачужки, мужики,
Бульвары, башни, казаки,
Аптеки, магазины моды,
Балконы, львы на воротах
И стаи галок на крестах.


XXXIX. XL


В сей утомительной прогулке
Проходит час-другой, и вот
У Харитонья в переулке
Возок пред домом у ворот
Остановился. К старой тетке,
Четвертый год больной в чахотке,
Они приехали теперь.
Им настежь отворяет дверь,
В очках, в изорванном кафтане,
С чулком в руке, седой калмык.
Встречает их в гостиной крик
Княжны, простертой на диване.
Старушки с плачем обнялись,
И восклицанья полились.


1827—1828